Внимание! Если нужен результат, совет - консультация юриста или адвоката - зарегистрируйтесь и разместите новый материал в соответствующем разделе.
Не пишите свои отзывы и жалобы в комментариях к другим материалам.

“З А К О Н Н О С Т Ь ЕСТЬ НАРОДНОЕ С Т Е С Н Е Н Ь Е.

ГНУСНЕЙШЕ МЕЖ ВСЕМИ ПРЕСТУПЛЕНЬЕ.” (А.К.Толстой)

(По материалам заявления Генпрокурору Пшонке В.П. и его первому

заместителю Кузьмину Р.Р. от 17 декабря 2012 г.)

Вместо предисловия:

Еще 17 декабря 2012 г. направил в Генеральную прокуратуру очередное Заявление (датируемое тем же числом) о целой серии уголовных преступлений, совершенных против меня на протяжении 2000-2012 гг. В ГПУ документ поступил уже 19 декабря 2012 г. Прошло практически полторы недели, а от высшего надзорного и следственного органа страны ни слуху. ни духу.

А что там нам всем обещали с вступлением в силу нового Уголовно-процессуального кодекса Украины? Очень много! Но, трезво мыслящие-то люди знают: чем больше обещаний, тем меньше дела, чем больше крика, тем меньше результатов, чем больше показухи, тем меньше позитива…

В соответствии с частью 1-й статьи 214 УПК 2012 г. должно было произойти следующее: «Следователь, прокурор немедленно, но не позже 24 часов после подачи заявления, сообщения о совершении уголовного правонарушения или после самостоятельного выявления им из какого-либо источника обстоятельств, которые могут свидетельствовать о совершении криминального правонарушения, обязан внести соответствующие сведения в Единый реестр досудебных расследований и начать расследование…»

А в части 2-й той же статьи подчеркивается: «Досудебное расследование начинается с момента внесения сведений в Единый реестр досудебных расследований…»

Прошу прокурорских работников на меня не обижаться, но я вынужден подчеркнуть следующее. За прошедшие годы мне вдосталь пришлось вкусить все прелести основополагающей формулы взаимоотношений украинской прокуратуры со своими соотечественниками. Она укладывается всего в два слова: «ПРОКУРАТОРЫ И ПЛЕБЕИ».

С явно выраженным ущербным и крайне унизительным для граждан Украины т.н. «прокураторским» менталитетом украинских прокуроров мне пришлось столкнуться с самого начала общения с работниками Генеральной прокуратуры Украины. После получения в 2007 г. ГПУ моего самого первого заявления у меня состоялся предварительный телефонный разговор с одним из ее представителей – старшим прокурором по надзору «К». На мою просьбу обязательно разыскать обозначенное в обращении уголовное дело 2004 г. и все судебные решения по нему, без чего невозможно решать имеющиеся вопросы, он мне ответил простенько и лаконично: «Я не ищейка!!!» В данном кратком утверждении отразились абсолютно все принципы работы ГПУ и ее региональных органов, отношение ее сотрудников к выполнению своих прямых служебных обязанностей, к уважению прав человека, к соблюдению Конституции и других Законов Украины! За прошедшие годы практически ничего не изменилось в лучшую сторону, также как не были решены и мои многочисленные процессуальные вопросы и проблемы. Увы…

* * *

Об открытии криминального производства

и проведении досудебного расследования.

Уважаемый Виктор Павлович! Уважаемый Ренат Равелиевич!

Уважаемые господа прокуроры и следователи Генпрокуратуры!

Фактически с конца 90-х годов прошлого столетия беспрерывную и масштабную криминальную войну со мной ведет очень опасная организованная преступная группировка. Многолетнее изучение противоправной деятельности указанной ОПГ позволяет утверждать, что в ее состав, среди прочих, входят бывшие и действующие сотрудники не только СБУ, но также МВД, ГПУ и НБУ. Преступные деяния данной ОПГ, мои выводы и заключения по рассматриваемому вопросу, просьбы возбудить уголовное дело и восстановить мои уничтоженные основополагающие права более чем неоднократно и очень подробно описывались в многочисленных заявлениях, обращениях и письмах, которые направлялись в высшие органы власти и управления, в спецслужбы и правоохранительные органы. Но воз и ныне там.

А что же делала все это время сама уважаемая спецслужба? Чем занимались ее штатные и внештатные «героические защитнички отечества»? Они скопом остервенело противодействовали восстановлению ими же попранных моих конституционных прав, свобод и законных интересов. Прав человека и гражданина. Гражданина Украины! Более того, всеми имеющимися силами и средствами Служба безопасности Украины напрямую и через другие структуры продолжала уничтожать микроскопические остатки этих самых еще сохранившихся прав. Самоотверженно отплясывая на них многолетнего гопака своими кованными башмаками. Такая агрессивная реакция объясняется очень просто – ее представители сотоварищи совершили против меня (и не только) великое множество преступлений. А именно:

* Организация «оборотнями» из спецслужб и их сообщниками моей бесконечной травли и многолетних преследований в ответ на достойно исполняемый долг, на профессионально выполняемые служебные обязанности, на высокую результативность личной контрразведывательной деятельности, на честность, порядочность и неподкупность. Данный процесс начался, как минимум, в 2000 г. (а то и значительно раньше) и продолжается до настоящего времени. Конца и края ему не видно. Каждая моя попытка восстановить свои уничтоженные основополагающие права сопровождается новым этапом активизации травли и преследований.

* Преступная бездеятельность и незаконное противодействие выполнению моих служебных обязанностей в сфере обеспечения государственной безопасности Украины – воспрепятствование вскрытию и пресечению разведывательной деятельности иностранных спецслужб.

* Противоправное вмешательство в деятельность правоохранительных органов и судов с целью недопущения проведения расследования большого количества преступлений, раскрываемым в моих многочисленных заявлениях, обращениях и письмах.

* Многолетнее, циничное, аморальное и незаконное распространение обо мне недостоверной информации, в т.ч. криминального характера, что унижает, позорит и под корень уничтожает мою честь, достоинство и профессиональную репутацию. Распространение дезинформации осуществляется как устно, так и письменно в виде «официальных» фальшивок, которые рассылаются в высшие институты власти и управления, в различные государственные ведомства и в правоохранительные органы.

* Наглое, циничное и многолетнее вмешательство в мою личную и семейную жизнь с активным использованием имеющихся у спецслужб широких оперативных возможностей.

* Целенаправленное создание таких невыносимых условий, которые позволили бы «оборотням» выдавить меня из СБУ «по собственному желанию» или просто выкинуть на улицу «по служебному несоответствию». Это -- незаконные и повторяемые понижения в должности, связанные с ними неоднократные выводы за штат и снижение зарплаты, что закончилось, в конце концов, противозаконным увольнением из Службы безопасности Украины. Все это базировалась на неоднократном использовании фальшивок и проведении грязных провокаций.

* В ходе проведения многочисленных провокаций, в процессе многолетней травли и преследований в полной мере и достаточно четко просматриваются признаки конкретных многочисленных преступлений, совершенных против меня кучкой обнаглевших проходимцев из СБУ и их сообщников из других государственных и негосударственных структур. Самые опасные из них это – покушения на мою жизнь, здоровье и свободу.

* Антизаконные нарушения жилищного законодательства, в результате чего моя семья на долгие годы фактически была лишена права на улучшение жилищных условий и получения от государства новой квартиры. Неоднократные преступные попытки вообще лишить нас уже имевшегося жилья и выкинуть на улицу. Как во время службы, так и в период после увольнения из СБУ. Незаконное воспрепятствование приобретению жилья не за счет государственного бюджета, а за счет легальной финансовой помощи родственников – на деньги, предназначавшиеся им по решению Европейского суда по правам человека в качестве компенсации за нанесенный моральный и материальный ущерб. Которые были переведены в Нацбанк Украины непосредственно из фондов самого Страсбургского суда и там разворованы. Сокрытие документов на трехкомнатную квартиру, исчезновение самой квартиры, которую мне как потерпевшему по уголовному делу 2004 г. выделило МВД.

* Злостные и циничные нарушения финансового права и пенсионного законодательства: постоянная недоплата заработной платы в период службы, начисление незаслуженно низкой пенсии путем лишения всех положенных финансовых процентов и доплат к ней (в т.ч.: одноразового денежного вознаграждения, надбавки за особые условия службы, квалификацию, выполнение особо важных задач и беспрерывную службу в органах безопасности, единовременного денежного вознаграждения за поддержание высокой боеготовности, за работу с секретными изделиями, носителями и документами, премиальные проценты и т.д.), отказ в начислении к пенсии процентов за (якобы) потерю трудоспособности, отказ в пересмотре размера и в перерасчете пенсии с момента увольнения и выходного пособия (в период с 2004г. по 2012г. пенсии военнослужащим увеличивались несколько раз, а мои заявления просто игнорировались), неоднократные нарушения сроков начисления и выплат пенсионного содержания, а также незаконное (в виде мести за заявления) уменьшение размера пенсии в 2006г.

* Злонамеренные нарушения трудового права: многолетнее удержание моего личного дела офицера в УРЛС СБУ, отказ в своевременном оформлении трудовой книжки, невыдача удостоверения офицера запаса СБУ и мобилизационного удостоверения, постоянное и злостное противодействие моему трудоустройству, особенно в правоохранительные органы и другие государственные ведомства.

* Неоднократные и ничем необоснованные обвинения в совершении преступлений, к которым я не имел абсолютно никакого отношения. В 2007-2008-2009 гг. дошло даже до кошмарных и абсолютно необоснованных обвинений в причастности к убийству известного журналиста Георгия Гонгадзе! (*1) Этот грязный поток тотальной циничной лжи и сфальсифицированных обвинений продолжает выливаться на мою многострадальную голову до настоящего времени. Причем, выдвижение фальшивих обвинений обеспечивали как раз «оборотни» из СБУ, сами эти преступления непосредственно и совершавшие. Цели, ими преследовавшиеся, -- выдавить меня из спецслужбы, упрятать за решетку, определить в психбольницу или ликвидировать физически.

* Многочисленные факты незаконного заведения на меня, моих близких и знакомых оперативно-розыскных и контрразведывательных дел, а также неоднократные попутки возбуждения уголовных дел. Цель – на базе сфабрикованных обвинений (включая и попытки с помощью физического насилия получить заведомо ложные показания) незаконно привлечь меня к уголовной ответственности и упрятать за решетку за преступления, к которым я не имею абсолютно никакого отношения.

* На основе сфабрикованных материалов многоразовое и незаконное получение якобы официальных санкций (псевдозаконных), необходимых для проведения многочисленных ОТМ. Это позволяет спецслужбам постоянно нарушать мои конституционные права, гарантирующие неприкосновенность жилища, тайну переписки, телефонных разговоров, телеграфной и иной корреспонденции.

* Неоднократное противозаконное проведение в отношении меня, моих родственников и знакомых всего комплекса оперативно-технических мероприятий (ОТМ). Включая несанкционированное вмешательство в деятельность компьютерных систем, незаконное снятие информации с электронных баз данных потерпевших с их последующим уничтожением, противозаконное уничтожение виртуальных публикаций в электронных СМИ и т.д.

* Многочисленные оговоры, распространяемая на системной основе и прикрытая лишь «фиговым листочком» псевдозаконности клевета, неоднократная подделка исходных материалов и на их основе фальсификация выводов и решений аттестационных и других комиссий, которые проводили служебные расследования, начиная, как минимум, с 2000 г.

* Значительное количество служебных подлогов, фальсификация моего квартирного дела, личного дела офицера СБУ и пенсионного дела офицера запаса.

* Неоднократное и незаконное введение в мой организм наркотических средств либо их аналогов.

* Неоднократные планирование, организация и осуществление всевозможных провокаций, а также покушений на мою жизнь, здоровье и свободу. Причем, отрабатывались различные варианты убийства, один из которых предусматривал и отравление.

* Преступные деяния против членов оперативно-следственной группы, расследовавшей в 2004 г. уголовное дело на высокопоставленных чиновников СБУ, по которому я был признан судом потерпевшим. Проявившиеся в виде длительных и масштабных преследований. Это – незаконное задержание, ограничение и лишение свободы, нанесение телесных повреждений, похищение, попытки убийства и целый ряд других должностных и уголовных преступлений.

* Хищение высшими должностными лицами Национального банка Украины и их соучастниками денежных средств в особо крупных размерах, которые находились на сохранении в НБУ и были предназначены для возмещения морального и материального ущерба гражданам (в том числе и мне лично), по решениям судов (национальных и международных) признанным потерпевшими по уголовным и другим делам.

* Незаконное блокирование банковских счетов моих близких и членов оперативно-следственной группы, которые расследовали указанное в данном заявлении уголовное деле 2004 г. и пытались установить, куда пропали в НБУ упоминающиеся выше компенсационные средства.

* Системное и абсолютно безнаказанное невыполнение должностными и иными ответственными лицами ГПУ, СБУ, МВД, НБУ и их соучастниками решений судебных органов всех уровней, в первую очередь приговора Апелляционного суда г.Киева по указанному уголовному делу и его решения по одноименному гражданскому иску, постановлений Верховного Суда Украины, а также решений Европейского суда по правам человека. Злостное невыполнение ими своих служебных обязанностей, требований действующих законов Украины и норм международного законодательства. Лишение меня конституционного права на защиту своих основополагающих прав и законных интересов в суде. В том числе путем отказа в выдаче необходимой информации и требуемых документов, в первую, очередь по уголовному делу.

* Противодействие выполнению судами стоящих перед ними задач с использованием административного ресурса, сил и средств силовых ведомств, с применением не только официальных, но и тайных возможностей, т.е. с незаконным применением негласных методов деятельности, а также противоправным задействованием агентурных позиций. В том числе и в виде противоправного недопущения расследования многочисленных преступлений, зафиксированных в данном заявлении.

* Уничтожение процессуальных, в т.ч. судебных, и оперативных документов, оперативно-розыскных, контрразведывательных и уголовных дел, а также других документальных доказательств преступной деятельности.

* Регулярные подделки служебной документации, неоднократные должностные подлоги, постоянное распространение целевой дезинформации, многолетнее создание иных криминально-благоприятных условий для обеспечения и непосредственного совершения выше указанных и других преступных деяний.

* Абсолютно необоснованное и действительно незаконное использование материально-финансовых ресурсов, агентурно-оперативных возможностей и оперативно-технических средств СБУ и других силовых структур с целью обеспечения моей многолетней криминально окрашенной травли и преступных преследований.

* Сокрытие спецслужбами и правоохранительными органами во главе с Генеральной прокуратурой многочисленных дисциплинарных проступков, административных правонарушений, должностных, воинских и иных уголовных преступлений, так или иначе связанных с процессом уничтожения моих прав и свобод.

* Незаконное воспрепятствование выезду за границу. Осуществлялось оно путем замаскированных отказов в выдаче заграничных паспортов, необоснованного затягивания процесса оформления выездных документов, фактического отказа в получении денежных средств в НБУ, находящиеся там на сбережении и необходимых для финансового обеспечения поездок. Что, в конце концов, привело к преждевременной и мученической смерти моей матери.

* Многолетние, масштабные, циничные, совершаемые на системной основе и абсолютно безнаказанные нарушения многих иных конституционных прав, свобод и законных интересов. Моих лично и моих близких в отдельности.

* Официальные угрозы со стороны высокопоставленных должностных лиц СБУ привлечь меня (однозначно незаконно) к ответственности за многолетнюю борьбу, направленную на восстановление своих уничтоженных прав и свобод. Угрозы озвучены в официальном ответе спецслужбы: СБУ № 3/4/-К-301/К-303 от 19.10.2012 г. В качестве псевдоправовых оснований для этого планируется использовать, опять же, сфабрикованные материалы о том, что Коробков А.Г., якобы, клевещет на Службу безопасности Украины, оговаривает ее должностных и других ответственных лиц, пытается скомпрометировать спецслужбу. Ни много, ни мало!

* Преступная бездеятельность спецслужб и правоохранительных органов во главе с Генпрокуратурой Украины, выражающаяся:

- в постоянных, многолетних и издевательски необоснованных отказах в восстановлении моих уничтоженных основополагающих прав человека и гражданина;

- в категорических отказах выдать мне на руки решения уголовного суда 2004 г., по которому Коробков А.Г. был признан потерпевшим. В первую очередь, речь идет о приговоре суда и решении по гражданскому иску;

- в безусловном и системном невыполнении решений указанного уголовного суда;

- в невыполнении предписаний уголовно-процессуального кодекса в вопросе обеспечения гражданских исков;

- в бесконечных и незаконных отказах рассматривать по сути мои многочисленные заявления, обращения, письма и запросы, а также решать изложенные в них вопросы и проблемы, преимущественно криминального характера, по существу;

- в абсолютно незаконных и системных отказах правоохранительных органов (ГПУ, СБУ, МВД) в возбуждении уголовного дела по фактам многочисленных преступлений, подробно изложенных в данном заявлении и в других моих многочисленных обращениях, в первую очередь тех криминальных деяний, что совершены самими представителями спецслужб, правоохранительных органов и иных силовых ведомств, а также Нацбанка Украины.

* Создание с целью осуществления выше очерченных преступных деяний организованной преступной группировки, которая может быть также причастна и к некоторым так называемым резонансным уголовным преступлениям.

В состав данной ОПГ входят бывшие и действующие высокопоставленные должностные и другие ответственные лица ГПУ, СБУ, МВД, некоторых других силовых ведомств и иных государственных учреждений, включая НБУ, а также их соучастники.

* Преступная бездеятельность руководителей всех рангов и уровней Службы безопасности Украины и Управления внутренней безопасности СБУ в сфере обеспечения именно внутренней безопасности самой Службы, бездарная и даже ущербная кадровая политика спецслужбы, в результате чего в Службе безопасности были созданы и до сих пор процветают благоприятные условия для практически беспрепятственного проникновения в ее центральные и региональные структуры представителей организованного криминала и агентуры иностранных разведывательных органов. Беспрецедентная «охота на ведьм» -- на честных, порядочных и неподкупных профессионалов-контрразведчиков, инспирируемая как раз коррупционерами, проникшими в СБУ представителями организованного преступного сообщества и агентами иностранных спецслужб, и организуемая при помощи и содействии нечистоплотных военных чиновников, беспринципных карьеристов, «ручных» приспособленцев и прочих дилетантов в погонах. Что непосредственно и очень негативно сказалось и на моей личной судьбе.

Если попытаться выразить выше очерченное одной лишь фразой, то все изложенное выше есть не что иное, как не поддающееся точной оценке по масштабам и неизмеримое по глубине мракобесие всей правоохранительной системы в целом! Глобальное мракобесие в действии! Что проявляется в вакханалии тотального бесправия, всеобъемлющего беззакония и невообразимого беспредела в деятельности спецслужб, правоохранительных органов и других силовых ведомств!

Всего же мною инкриминируется представителям СБУ, НБУ и их соучастникам в других силовых ведомствах и некоторых иных государственных учреждениях ни много ни мало, а почти сотня криминальных эпизодов. Это более 50 видов и разновидностей повторяемых незаконных деяний, предусмотренных конкретными статьями Уголовного кодекса Украины.

Все должностные правонарушения и иные противоправные деяния, в т.ч. явно криминального характера, имеют многолетний, масштабный, системный, злостный и издевательский характер, осуществлялись они вполне осознанно и абсолютно безнаказанно, с особой жестокостью и чрезвычайным цинизмом, что привело к наступлению особо тяжких последствий и нанесению ущерба физическим лицам и юридическим особам (в первую очередь, в лице государства Украина) в особо крупных размерах.

В период с 2005 г. по 2012 г. Генеральная прокуратура Украины, Служба безопасности Украины и Министерство внутренних дел Украины получили огромное количество различных обращений, заявлений, запросов на получение публичной информации, писем, а также писем из Секретариата/Администрации Президента Украины, ориентировок Омбудсмена Украины и даже депутатских запросов, касающихся моих многочисленных проблем (практически половина из них вошли в приложение к заявлению в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г.). Итак, за прошедшие годы в ГПУ поступило не менее 72 документов, в СБУ – более 176, в МВД – 128. И это все без учета публикаций в электронных и некоторых печатных изданиях, запросов на получение публичной информации из СМИ и служебной (оперативной, процессуальной и иной) переписки между указанными ведомствами по рассматриваемым проблемам.

Для их доставки использовались как официальные каналы, так электронная почта. Часто официальные обращения одновременно дублировались и виртуальным путем. В перечисленных выше документах, материалах и публикациях скрупулезно раскрываются многочисленные эпизоды преступной деятельности ОПГ, содержится достаточное количество имен конкретных участников зафиксированных уголовно наказуемых деяний, а также подробно описаны факты многолетних, масштабных, циничных и абсолютно безнаказанных нарушений моих конституционных прав, свобод и законных интересов. Причем, большинство должностных преступлений имеют документальное подтверждение. Позитивной реакции – «НОЛЬ»! А отрицательной – более чем достаточно! Все прошедшие годы ГПУ, СБУ и МВД упорно не замечали вопиющие факты преступной деятельности, незаконно уклонялись от возбуждения уголовных дел и от расследования бесчисленных правонарушений криминального характера, в т.ч. и особо опасных, категорически отказывались восстановить мои растоптанные права. Должностные и иные ответственные лица ГПУ, СБУ, МВД, их региональных структур в упор не желают видеть составы преступлений даже в покушениях на жизнь, здоровье и свободу, в хищениях баснословных денежных сумм в Нацбанке Украины, принадлежащих физическим лицам по решениям международных и национальных судов, в кричащих и реальных фактах нерасследованной до сих пор шпионской деятельности, в создании ОПГ, в содействии ее деятельности и в сокрытии ее преступлений.

Одним из самых последних и самым содержательным документом, в котором тщательно раскрываются изложенные выше проблемы, был следующий: Конфиденциально. «Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. Других многочисленных заявлений, обращений, писем и запросов в ГПУ, СБУ и МВД. С дополнениями и изменениями по состоянию на октябрь-ноябрь 2012 г.» от 06.11.2012 г., на 226 листах. «Выписка» была направлена в ГПУ и СБУ в качестве электронного приложения к «Заявлению в ГПУ, СБУ и МВД» от 06.11.2012 г., на 11 листах (в ГПУ по адресу – E-mail: public@gp.gov.ua; в СБУ по адресу – E-mail: letter@ssu.gou.ua). Само официальное обращение все три адресата получили 08.11.2012 г.

Все указанные дисциплинарные, административные и чисто уголовные правонарушения являются звеньями одной очень длинной криминальной цепи, спаянной единым преступным умыслом и простирающейся сквозь время, через «долы и веси» специальных служб и наицентральнейшего банка Украины. Все они, вместе взятые, имеют такой характерный признак, как причинно-следственную связь и совершались в рамках незаконной деятельности организованной преступной группировки. К большинству из них причастны высшие должностные лица центральных государственных органов -- спецслужб, правоохранительных ведомств и других госучреждений, в т.ч. такие госслужащие, которые имеют самые высшие государственные должности, звания, ранги и категории, а также народные депутаты Украины. Поэтому, все они должны расследоваться в комплексе, в рамках одного уголовного дела и одним компетентным органом – Генеральной прокуратурой Украины! А криминальное производство (уголовное дело) должно быть отнесено к категории особо важных.

Как и следовало ожидать, указанное заявление от 06.11.2012 г. Генпрокуратура по давно устоявшейся привычке «отфутболила» в Службу безопасности Украины, где оно в очередной раз, скорее всего, попало на рассмотрение тем же должностным и иным ответственным лицам спецслужбы, которые прямо или косвенно имеют отношение к очерченным выше противоправным деяниям. Каких результатов работы можно от них ожидать? Вопрос риторический. И, как показывает многолетняя практика, ответ на него может быть исключительно отрицательный!

14 декабря 2012 г. из Службы безопасности Украины был получен очередной ответ-отписка, а точнее – незаконный необоснованный отказ (№ 3/4/К-350/К-363 от 11.12.2012 г. за подписью первого заместителя председателя СБУ О.Якименко), в котором, как и всегда, отсутствует даже намек на правду и соблюдение законности. Мое заявление от 06.11.2012 г. (которое СБУ получила в двух экземплярах – второй из ГПУ), как и все предыдущие, осталось без рассмотрения по сути, а проблемы, в нем озвученные, без разрешения по существу. Подчеркнем – абсолютно НЕЗАКОННО!

Чтобы оправдать свою противозаконную бездеятельность, авторы документа, неправомерно ссылаясь на статью 8 Закона Украины «Об обращениях граждан», заявляют, что мои заявления «оставлены без рассмотрения, как такие, что касаются одного и того же ранее рассмотренного в полном объеме и решенного по сути вопроса» (???). Поразительная по своей беспардонности ложь! Никто в СБУ до сих пор не рассмотрел ни одного моего заявления по сути и не решил ни одной из рожденных руками же сотрудников спецслужбы проблем по существу!

Таким образом, в нарушение статьи 214 («Начало досудебного расследования», части 1, 2, 4, 5 и 6), статьи 215 («Досудебное расследование преступлений и криминальных проступков», часть 1), статьи 216 («Подследственность», часть 2), а также 3-й и 4-й частей Раздела XI («Переходные положения») Уголовно-процессуального кодекса Украины Служба безопасности (в очередной раз) однозначно незаконно отказалась открывать криминальное производство (возбуждать уголовное дело) и проводить досудебное расследование по озвученным мною многочисленным фактам преступной деятельности!

Министерство внутренних дел Украины, по состоянию на момент написания данного обращения, так и не удосужилось ответить на предыдущее заявление. Негативный опыт переписки с данным ведомством позволяет предположить, что, вряд ли, ответ будет (если и будет написан) сильно отличаться от аналогичных отписок из СБУ.

В результате этого абсолютно все эпизоды преступной деятельности ОПГ искусственно остались вне поля зрения оперативных и следственных подразделений, их целенаправленно вывели за рамки досудебного расследования, а значит и возможного судебного рассмотрения.

Подобная форма сомнительной с точки зрения Закона и Права деятельности и, конечно же, поразительной бездеятельности спецслужб и правоохранительных органов однозначно являются далекими от законности. Более того, ГПУ, СБУ и МВД, их региональные структуры продолжают всячески противодействовать восстановлению ими же попранных моих прав и свобод. Они в очередной раз отказались предоставить мне реальную возможность защищать свои права самостоятельно в судебном порядке – мне так и не выдали приговор суда 2004 г. и другие решения суда. Силовики не пожелали даже просто сообщить мне подробные реквизиты криминального дела и судебных решений, а также проинформировать об их точном местонахождении.

Правовой анализ выше изложенных фактов позволяет сделать выводы о том, что указанная деятельность должностных лиц Службы безопасности Украины, Национального банка Украины и их соучастников в других силовых ведомствах и некоторых иных государственных институтах должна квалифицироваться как уголовные преступления, предусмотренные следующими статьями Уголовного кодекса Украины:

1. Стаття 2 (частина 1). Підстава кримінальної відповідальності

2. Стаття 27. Види співучасників.

3. Стаття 28. Вчинення злочину групою осіб, групою осіб за попередньою змовою, організованою групою або злочинною організацією.

4. Стаття 29. Кримінальна відповідальність співучасників.

5. Стаття 30. Кримінальна відповідальність організаторів та учасників організованої групи чи злочинної організації.

6. Стаття 32 (частина 1). Повторність злочинів.

7. Стаття 33. Сукупність злочинів

8. Стаття 41 (частина 4). Виконання наказу або розпорядження.

9. Стаття 67(пункти 4, 5, 8 частини 1). Обставини, які обтяжують покарання.

10. Стаття 111 ( частина 1). Державна зрада.

11. Стаття 114 (частина 1). Шпигунство.

12. Стаття 115 (пункти 8, 9, 11, 12 частини 2). Умисне вбивство.

13. Стаття 120 (частина 2). Доведення до самогубства.

14. Стаття 121 (частина 2). Навмисне тяжке тілесне ушкодження.

15. Стаття 126 (частина 2). Побої та мордування.

16. Стаття 127 (частина 2). Катування.

17. Стаття 129. Погроза вбивством.

18. Стаття 146 (частина 2). Протизаконне позбавлення волі або викрадення людини.

19. Стаття 151 (частина 1). Незаконне поміщення в психіатричний заклад.

20. Стаття 161 (частини 2, 3). Порушення рівноправності громадян залежно від їх расової, національної належності або ставлення до релігії

21. Стаття 162 (частина 2). Порушення недоторканності житла.

22. Стаття 163 (частина 2). Порушення таємниці листування, телефонних розмов, телеграфної чи іншої кореспонденції, що передаються засобами зв'язку або через комп’ютер.

23. Стаття 175 (частина 1). Невиплата заробітної платні, стипендії, пенсії...

24. Стаття 182. Порушення недоторканності приватного життя.

25. Стаття 191 (частина 5). Привласнення, розтрата майна або заволодіння ним шляхом зловживання службовим становищем.

26. Стаття 255 (частина 1). Створення злочинної організації.

27. Стаття 256 (частина 2). Сприяння учасникам злочинних організацій та укриття їх злочинної діяльності.

28. Стаття 314 (частини 2, 3). Незаконне введення в організм наркотичних засобів, психотропних речовин або їх аналогів.

29. Стаття 343 (частина 2). Втручання в діяльність працівника правоохоронного органу.

30. Стаття 345 (частина 4). Погроза або насильство щодо працівника правоохоронного органу.

31. Стаття 347 (частина 2). Умисне знищення або пошкодження майна працівника правоохоронного органу.

32. Стаття 348. Посягання на життя працівника правоохоронного органу...

33. Стаття 351 (частини 1, 2). Перешкоджання діяльності народного депутата України та депутата місцевої ради.

34. Стаття 355 (частини 2, 3). Примушування до виконання чи невиконання цивільно-правових зобов’язань

35. Стаття 356. Самоправство.

36. Стаття 359 (частина 2). Незаконне використання спеціальних технічних засобів негласного отримання інформації.

37. Стаття 361 (частина 2). Несанкціоноване втручання в роботу електронно-обчислювальних машин (комп’ютерів), автоматизованих систем, комп’ютерних мереж чи мереж електрозв’язку

38. Стаття 362 (частина 3). Викрадення, привласнення, вимагання комп’ютерної інформації або заволодіння нею шляхом шахрайства чи зловживання службовим становищем.

39. Стаття 364 (частина 3). Зловживання владою або службовим становищем.

40. Стаття 365 (частина 3). Перевищення влади або службових повноважень.

41. Стаття 366 (частина 2). Службове підроблення.

42. Стаття 367 (частина 2). Службова недбалість.

43. Стаття 372 (частина 2). Притягнення завідомо невинного до кримінальної відповідальності.

44. Стаття 376 (частина 2). Втручання в діяльність судових органів

45. Стаття 380. Неприйняття заходів безпеки стосовно осіб, що взяті під захист.

46. Стаття 382 (частини 2, 3). Невиконання судового рішення.

47. Стаття 383 (частина 2). Завідомо неправдиве повідомлення про вчинення злочину.

48. Стаття 384 (частина 2). Завідомо неправдиве показання.

49. Стаття 396 (частина 1). Приховування злочину.

50. Стаття 401(частини 1, 2). Поняття військового злочину

51. Стаття 403 (частина 1). Невиконання наказу.

52. Стаття 423 (частина 1). Зловживання військовою владою або службовим станом.

53. Стаття 424 (частина 1). Перевищення військовою посадовою особою влади або службових повноважень.

54. Стаття 425 (частини 1, 2). Недбале виконання військової служби.

55. Стаття 426 (частина 2). Бездіяльність військової влади.

В очередной раз обращаюсь в Генеральную прокуратуру Украины, как высший надзорный и следственный орган страны, и, учитывая выше изложенное, настоятельно прошу:

1. В установленном порядке зарегистрировать данное заявление и передать его на рассмотрение в Главное управление по расследованию особо важных дел ГПУ. Внести изложенные в сжатой форме сведения о преступлениях в Единый реестр досудебных расследований. Открыть криминальное производство (возбудить уголовное дело) и начать досудебное расследование.

Для анализа и оценки преступной деятельности, с целью принятия взвешенного и единственно верного (позитивного) решения прошу в обязательном порядке использовать чрезвычайно важную информацию по рассматриваемым вопросам и проблемам, подробно изложенную в указанной выше «Выписке из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. Других многочисленных заявлений, обращений, писем и запросов в ГПУ, СБУ и МВД. С дополнениями и изменениями по состоянию на октябрь-ноябрь 2012 г.» от 06.11.2012 г., на 226 листах.

(В день отправки данного заявления еще раз направлю «Выписку» и ее «Содержание» в Генпрокуратуру на электронный адрес отдела обеспечения доступа до публичной информации ГПУ: E-mail: public@gp.gov.ua.)

2. В соответствии с подследственностью озвученных противоправных деяний досудебное расследование поручить:

* в Генеральной прокуратуре Украины – Главному управлению по расследованию особо важных дел ГПУ;

* в Службе безопасности Украины – Главному следственному управлению СБУ;

* в Министерстве внутренних дел – Главному следственному управлению МВД.

3. Для обеспечения своевременности проводимых процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий, качества и полноты досудебного расследования и последующего судебного рассмотрения все материалы уголовного производства (уголовных дел) ГПУ, СБУ и МВД объединить в одно единое криминальное производство (в одно дело).

Автономное, разобщенное и независимое друг от друга расследование тесно связанных между собой преступных деяний нанесет непоправимый ущерб и досудебному следствию и судебному процессу.

4. Создать объединенную следственно-оперативную группу (СОГ) из числа следователей и оперативных работников ГПУ, СБУ и МВД.

С целью расследования отдельных криминальных эпизодов, включая утечку информации из АПУ, КМУ, ВРУ и других государственных учреждений страны, включить в состав объединенной СОГ представителя Службы безопасности Управления государственной охраны Украины.

5. Руководителем органа досудебного расследования и объединенной ОСГ назначить следователя Главного управления по расследованию особо важных дел ГПУ, которому будет поручено осуществление досудебного следствия по изложенным фактам преступной деятельности.

Контроль за ходом расследования должно взять на себя высшее руководство Генпрокуратуры Украины.

6. В целях своевременного вскрытия, документирования и пресечения противоправной деятельности указанной в моих заявлениях ОПГ провести следующие первоочередные процессуальные мероприятия:

- Получить в судах официальные копии всех постановлений (это самое главное!), которыми в период, как минимум, с 2000 г. и по 2012 г. по инициативе ГПУ, СБУ, МВД, СВР, УГОУ, других ведомств и их региональных структур санкционировалось проведение всего комплекса оперативно-технических мероприятий по Коробкову А.Г. и его окружению. Уже на начальном этапе это даст возможность определить приблизительные масштабы противоправной деятельности ОПГ, позволит очертить примерный круг ее участников из числа исполнителей и организаторов.

- Генеральной прокуратуре Украины отозвать их прокуратуры г.Киева мое заявление в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г. (на 245 листах) с приложением (на 282 листах).

- Отозвать другие заявления и обращения, которые ГПУ вернула в мой адрес, незаконно отказав в их рассмотрении.

- Поднять все имеющиеся в ГПУ, СБУ и МВД другие мои заявления, обращения, электронные письма, сообщения Омбудсмена, депутатские и информационные запросы, так и оставшиеся без должного рассмотрения.

- Разыскать так некстати пропавшее уголовное дело 2004 г., по которому ряд высокопоставленных должностных лиц СБУ (членов ОПГ генерала Макаренко&К) были привлечены к уголовной ответственности, а Коробков А.Г. признан потерпевшим.

Данное уголовное дело содержит в себе очень важные для проведения досудебного расследования и судебного процесса уже процессуально задокументированные доказательства, нашедшие свое подтверждение в ходе их судебного рассмотрения в 2004 г., а также так и оставшиеся нерасследованными иные свидетельства противоправной деятельности указанной ОПГ.

- Установить конкретных лиц, причастных к незаконному сокрытию уголовного дела и судебных решений, невыполнению решений уголовного суда, а также реальные, а не декларируемые причины данных правонарушений.

- Создать необходимые условия и обеспечить ознакомление Коробкова А.Г., как потерпевшего, с материалами данного уголовного дела.

- Поднять и приобщить к материалам криминального производства все заявления Асановой Евдокии Ивановны, 22.09.1943 г.р., гражданки Украины, пенсионерки …, которые она:

* в период с 2008 г. по 2012 г. подавала в ГПУ, СБУ и МВД по фактам ее с мужем незаконных задержаний сотрудниками региональных органов МВД, после чего у нее с использованием морально-психологического давления и физического насилия выбивали (пытались выбить) заведомо ложные показания о мифической причастности Коробкова А.Г. к убийству журналиста Г.Гонгадзе;

* в период с 2002 г. по 2012 г. подавала в АПУ, КМУ, ВРУ, ГПУ, СБУ, МВД и НБУ по фактам нарушения ее финансовых прав в Нацбанке Украины, о незаконных отказах в выплате чиновниками НБУ денежной компенсации по решению Европейского суда по правам человека, которая была переведена в НБУ непосредственно из фондов самого Страсбургского суда, о хищениях должностными лицами НБУ денежных средств в особо крупных размерах.

«Оперативно-розыскные», «контрразведывательные», «банковские» и прочие проблемы Асановой Е.И. и Коробкова А.Г. сильно переплетены между собой, тесно взаимосвязаны, имеют одни и те же корни и требуют совместного рассмотрения и разрешения.

- Кроме всего прочего задокументировать все озвученные факты многолетнего ущемления конституционных прав Коробкова А.Г., их тотального уничтожения и воспрепятствования их восстановлению.

- Генеральной прокуратуре Украины принять у Коробкова А.Г. новое, доработанное, более подробное заявление (с приложениями) по фактам многолетней незаконной деятельности указанной выше ОПГ и по фактам уничтожения его конституционных прав и свобод. Которое необходимо рассматривать как собственноручные объемные показания потерпевшего. При этом, оказать содействие в виде предоставления оргтехники и бумаги для его распечатки в стенах ГПУ (размеры заявления более 300 печатных листов) и для ксерокопирования некоторых других документов, что имеют важное значение для криминального производства.

- Все полученные документы обобщить, изучить, проанализировать и организовать под эгидой ГПУ всестороннее, полноценное, комплексное и тщательное процессуальное расследование изложенных в них фактов многолетней преступной деятельности обозначенной ОПГ, результаты которого приобщить к материалам досудебного следствия.

При этом, в обязательном порядке провести комплексный сравнительный анализ всех моих заявлений, обращений, писем, и запросов, начиная с 2005 г., всех ответов на них, оригинальных документов -- первичных заключений и выводов комиссий, приказов и т.д. --, а также сфабрикованных впоследствии материалов.

7. После открытия криминального производства и начала досудебного расследования в качестве неотложных процессуальных действий в обязательном порядке провести следующие мероприятия:

-- Получить официальные показания у бывших Генеральных прокуроров Украины Михаила Потебенько и Геннадия Васильева. По обстоятельствам возбуждения указанного уголовного дела 2004 г., по его сути и по обстоятельствам исчезновения. По фактам попыток членов ОПГ генерала Макаренко незаконно привлечь Коробкова А.Г. к уголовной ответственности и уничтожить физически. По другим вопросам, рассматриваемым в моих заявлениях и обращениях.

-- Получить официальные показания у гражданки Украины, пенсионерки Асановой Евдокии Ивановны. По фактам разбазаривания и разворовывания высшими чиновниками НБУ денежных средств в особо крупных размерах, которые предназначались для выплат в виде компенсации за нанесенный моральный и материальный ущерб потерпевшим по уголовным и иным делам. По фактам травли и преследований членов указанной выше ОСГ. По фактам выбивания у нее сотрудниками территориальных органов МВД заведомо ложных показаний о (мифической) причастности Коробкова А.Г. к убийству журналиста Г.Гонгадзе, что было инспирировано представителями СБУ. С применением противозаконного морального и физического насилия.

-- Получить официальные показания у самих членов указанной ОСГ, обеспечивавшей расследование выше упомянутого уголовного дела. По всем рассматриваемым в моем обращении вопросам и проблемам.

8. Всеми имеющимися у Вас конституционными правами и процессуальными полномочиями содействовать скорейшему восстановлению конституционных прав, свобод и законных интересов Коробкова А.Г, Асановой Е.И и других потерпевших (включая и сотрудников МВД, входивших в состав ОСГ, которая в 2004 г. принимала участие в расследовании указанного выше уголовного дела), обозначенных в моих заявлениях и обращениях, уничтоженных спецслужбами, правоохранительными органами и их соучастниками в других государственных ведомствах, в первую очередь, в Нацбанке Украины. С этой целью, в частности:

- обеспечить неотложное выполнение всех решений указанного уголовного суда 2004 г., включая и немедленное возмещение нанесенного Коробкову А.Г. морального и материального ущерба с учетом предусмотренных законом штрафных санкций и причитающихся процентов;

- в кротчайшие сроки обеспечить выполнение решения Европейского суда по правам человека (принято до 2003 г.) по скорейшему возмещению нанесенного Асановой Е.И. морального и материального ущерба с учетом предусмотренных законом штрафных санкций и полагающихся процентов;

- не откладывая передать Коробкову А.Г. (направить по домашнему адресу заказной почтой) оригиналы или официальные копии всех выходных судебных документов, включая приговор суда и решение по гражданскому иску, которые необходимы для восстановления уничтоженных прав и свобод. В крайнем случае, сообщить подробные реквизиты указанных документов, подробные реквизиты уголовного дела 2004 г., а также их точное местонахождение.

9. В рамках объединенного криминального производства, в качестве важной составной части досудебного расследования организовать и провести в ГПУ, СБУ и МВД внутреннее служебное расследование по фактам чрезвычайно недобросовестной, крайне халатной и поразительно непрофессиональной работы сотрудников данных ведомств с моими многочисленными заявлениями, обращениями и письмами, что имеет признаки нескольких уголовно наказуемых деяний и закономерно привело к тотальному уничтожению моих основополагающих прав и свобод, к иным тяжким последствиям, нанесло мне и моим близким трудно поддающийся оценке моральный и материальный ущерб, напрочь и на долгие годы лишило меня возможности защищать свои права в суде, а также способствовало многолетней безнаказанной деятельности указанной в моих обращениях ОПГ. Виновных привлечь к адекватной ответственности.

10. В ходе проведения досудебного расследования и последующего судебного процесса ни в коем случае не беспокоить членов моей семьи: им практически ничего не известно ни о моей насыщенной служебной деятельности в контрразведке, ни о криминально окрашенных событиях, которые благодаря усилиям «оборотней» происходили и продолжают происходить вокруг меня в период после увольнения из СБУ. Это важно с точки зрения обеспечения их личной безопасности. Интересы членов семьи в процессе следствия и на завершающем судебном этапе я буду защищать лично в качестве их законного представителя.

11. Отдельным решением (постановлением, предписанием) прокурора, следователя ГПУ или следственного судьи запретить ГПУ, СБУ, МВД, УГОУ, СВР Украины, их региональным структурам, в первую очередь, в г.Киеве и в Киевской обл., а также НБУ уничтожать какие бы то ни было документы, материалы и дела, которые имеют прямое или опосредованное отношение к незаконным проверкам и разработкам Коробкова А.Г, членов его семьи, других родственников и третьих лиц из его окружения (как реальных, так выдуманных), а также иные материалы, связанные с нарушениями конституционных прав, свобод и законных интересов указанных потерпевших, в период, как минимум, с 2000 г. до окончания судебного процесса и вынесения соответствующего решения суда по данному вопросу.

12. Официальным письмом сообщить входящий номер моего заявления, наименование и регистрационный номер криминального производства в Едином реестре досудебных расследований, звание, должность, фамилию, имя и отчество следователя, которому поручено проведение досудебного следствия, номера его служебных и иных контактных телефонов, а при необходимости – электронный адрес.

Приложение (электронное):

1. По тексту, на 227 листах (Направлено в ГПУ по адресу – E-mail: public@gp.gov.ua).

Сноска:

1. Необходимо отметить, что еще в начале 2000 г. именно Коробкову А.Г. удалось выявить устойчивый канал утечки информации, созданный в результате проведения иностранными спецслужбами глобальной разведоперации, из Администрации Президента Украины, из Верховной Рады Украины, из других государственных учреждений и ведомств, в т.ч. военных и оборонных, включая и СБУ. За что он и поплатился своей головой. Подробнее об этом смотрите в третьей части «Выписки» -- «III. О шпионаже иноспецслужб, о деятельности ОПГ и о других важных мотивах и причинах моей травли и преследований».

С уважением

«17» декабря 2012 г.

А.Г.Коробков

* * *

Вместо послесловия -- думы от Радищева Александра Николаевича:

- «О законы! премудрость ваша часто бывает только в вашем слоге!»

- «О богочеловек! Почто писал ты закон твой для варваров? Они, крестяся во имя твое, кровавые приносят жертвы злобе»

- «Но на что право, когда действует сила? Может ли оно существовать, когда решение запечатлеется кровию народов? Может ли существовать право, когда нет силы на приведение его в действительность?»


Комментарии (0)

Пока нет комментариев

Оставьте свой комментарий

  1. Комментарий от гостя.
    ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ или ВОЙДИТЕ в свой аккаунт, чтобы разместить комментарий от своего имени.
Вложения (0 / 3)
Share Your Location