Внимание! Если нужен результат, совет - консультация юриста или адвоката - зарегистрируйтесь и разместите новый материал в соответствующем разделе.
Не пишите свои отзывы и жалобы в комментариях к другим материалам.

Qui prodest? Или об «удивительной» схожести трагических историй опального контрразведчика А.Коробкова и погибшего журналиста Г.Гонгадзе.”

(Выписка из базовых заявлений, обращений и писем за период с 2005 г. по 2014 г.

в АПУ, КМУ, ВРУ, ВСУ, ГПУ, СБУ, МВД и Омбудсмену Украины.

С изменениями и дополнениями на текущий момент.)

(Обращение к Генпрокурору, Председателю СБУ и Министру МВД Украины

от 29.12.2014 г. Копию документа получили также Президент, Премьер-министр,

Спикер ВРУ и Секретарь СНБОУ.)

Уважаемый В и т а л и й Григорьевич!

Уважаемый Валентин Александрович!

Уважаемый Арсен Борисович!

Часть 1. К вопросу о покушениях: только один криминальный эпизод, застрявший в умах, затерявшийся в пространстве и зависший во времени…

Период как минимум с 2007 г. по 2014 г., хотя не исключено, что данный процесс начался еще в 2004-2005 гг. -- Как подготовку новых покушений на мою жизнь, в т.ч. и чужими руками, необходимо рассматривать факт распространения Службой безопасности Украины и другими силовыми структурами дезинформации, в том числе в виде заведомо ложных уведомлений о совершении преступлений, о том, что я якобы причастен к убийству известного журналиста – Георгия Гонгадзе. С подачи «оборотней» из СБУ она распространяется через представителей Высших органов власти и управления, через Управление государственной охраны Украины, через Министерство внутренних дел Украины и через Генеральную прокуратуру Украины, а также через их региональные структуры. Причем, подается она намеренно искаженно и в таком предвзятом виде, что у читающих эту целевую дезинформацию должностных лиц создается однозначная установка о моей /мифической/ причастности к данному преступлению. Аналогичная криминально ориентированная установка обо мне появляется и у простых граждан, которых силовики опрашивают и допрашивают по данной проблеме. Причем, по отношению к некоторым из них применяется не только жесткое морально-психологическое воздействие, но и прямое физическое насилие.

Характер распространяемых сведений свидетельствует об определенно сориентированных целях: (*1)

- Замаскировать свою собственную противозаконную деятельность, в т.ч. и свою возможную персональную причастность к указанному выше убийству, а также преступную бездеятельность, что является основной причиной отсутствия конечного результата по уголовному делу.

- Оправдать в глазах окружения и контролирующих органов незаконное проведение в отношении меня контрразведывательных и других оперативно-розыскных мероприятий, с изначально противоправным использованием материально-финансовых ресурсов, агентурно-оперативных возможностей и оперативно-технических средств.

- Спровоцировать заинтересованных лиц на организацию моего убийства как очень нежелательного и даже опасного для них свидетеля. Причем, сделать все это тихо, без пыли и шума, по возможности чужими руками и не выставляя на всеобщее обозрение свои «уши», т.е. причастность к убийству представителей СБУ.

- На случай действительного моего убийства (будем надеяться, что у них ничего не получится) заранее подготовить общественное мнение, которое должно быть однозначно не в мою пользу и иметь не только шпионскую, но и уголовно-политическую окраску.

- В очередной раз отвлечь силы и средства следствия на расследование еще одной тупиковой версии.

- Вполне возможно, что данная акция проводится как раз по инициативе истинных «заказчиков», «кукловодов» и реальных организаторов убийства журналиста. А мое имя используется, чтобы в очередной раз перевести стрелки на «негодный объект». И эта версия имеет все законные права на существование и тщательную отработку следствием.

Обо всем этом свидетельствует вся наша насквозь криминализированная действительность.

Следствие должно обратить внимание на следующие поразительные совпадения в криминальных историях журналиста Г.Гонгадзе и контрразведчика А.Коробкова:

-- Активизация «официальной» разработки (по Коробкову - всего лишь одной из разработок) обоих приходится на первую половину 2000 года. (*2)

-- Незаконную разработку инициировали представители высших эшелонов власти и управления, а также спецслужб. Вероятнее всего, это были одни и те же лица.

-- В разработке обоих принимали участие одни и те же структуры: СБУ и МВД.

-- Обоих разрабатывал 1 отдел УКРП ДКР СБУ как объектов антигосударственной деятельности - агентов американских спецслужб (статья 111 УК – «Государственная измена в форме шпионажа».).

Об этом же говорят и самые первые допросы бывшего начальника милицейской «наружки» генерала МВД Алексея Пукача. Он еще в прошлые годы заявлял, что убивал именно «американского шпиона». Не странно ли, кадровый сотрудник МВД, «воодушевленный патриотическим порывом», лишает жизни очень опасного агента ЦРУ? У него что, была персональная контрразведка или ему, все же, все это нашептали на ушко представители СБУ? Еще один (доморощенный) агент ОО7 с правом на убийство…

-- МВД подключалось к разработке обоих с подачи СБУ.

-- На обоих в МВД передавались сфабрикованные материалы не только шпионского, но и криминального характера. А в последствии еще и антиконституционной направленности.

-- Криминальные фальшивки распространялись как официальными каналами, так и с использованием оперативных возможностей Главного управления «К» СБУ, а также через коррупционные и преступные связи.

-- Чтобы обеспечить реализацию преступных намерений «защитники отечества» из СБУ и «борцы с криминалитетом» из МВД абсолютно беспочвенно, исключительно на основе заранее изготовленных «официальных» фальшивок обвиняли Г.Гонгадзе и А.Коробкова в /мифическом/ совершении ими общеуголовных преступных деяний и преступлений против национальной безопасности Украины (т.е. в государственной измене в форме шпионажа, а также в антиконституционной деятельности, направленной на свержение существующего строя). (*3)

-- С начала 90-х годов в Украине целенаправленно распространялся миф о том, что Г.Гонгадзе является наемником. И что в Сухуми в тот период он выезжал не как журналист, а именно как наемник, т.е. воевать. В отношении же А.Коробкова его «доброжелатели» в контрразведке руками Управления внутренней безопасности СБУ примерно в тот же самый период (может немного раньше, может несколько позже) пытались протолкнуть в профессиональное окружение версию о его возможной причастности к российской разведке. А в качестве повода использовали тот факт, что он являлся вольнослушателем аспирантуры ВКШ КГБ СССР и периодически выезжал в Москву для сдачи экзаменов (вначале вступительных, а потом кандидатского минимума) и на учебу. (*4) Правда ничего путного у них не получилось. Потом они начали поиск других возможностей, чтобы выдавить Коробкова из СБУ. Поэтому, через некоторое время они обвинили его в причастности к организации бывших военнослужащих, которая, по версии, рожденной в воспаленных мозгах сотрудников СБУ, якобы занималась антиконституционной деятельностью с террористическим уклоном.

Вообщем, до 2014 г. включительно с подачи членов ОПГ «оборотней» и их прихвостней в погонах Коробков А.Г. вынужденно «примерил» на себя «шкуры» террористов и диверсантов, заговорщиков и экстремистов, сепаратистов и бог весть знает еще чьих.

-- Таким образом, оба будущих потерпевших еще на этапе подготовки против них же преступлений абсолютно беспочвенно и бесспорно противозаконно неоднократно вызнавались (объявлялись) кучкой проходимцев из спецслужб и правоохранительных органов преступниками. Это позволило «оборотням» и их «заказчикам» вывести свои противоправные деяния на уровень т.н. безупречных или идеальных преступлений.

-- На основе аналогично сфабрикованных документов и материалов в разработку брались связи обоих «объектов повышенного оперативного интереса» силовых структур и одновременно «объектов отстрела на заказ». Связи реальные, случайные и мифические, т.е. искусственно привязанные к «делу».

-- Анализ имеющейся информации позволяет утверждать, что и Г.Гонгадзе и А.Коробков обвинялись в преступной деятельности как раз теми лицами, которые как раз эти самые преступления сами же и совершали. А также их пособники. К ним относятся: реальные «заказчики» из числа власть и деньги предержащих, главные организаторы из того же числа и из числа представителей спецслужб и правоохранительных органов, а также «рядовые» организаторы и исполнители. К ним относится кучка высокопоставленных и не очень негодяев из СБУ, МВД, ГПУ и … Определенная часть из них совершала преступления вполне сознательно, другая часть использовалась «втемную».

-- Наличие личного горького опыта и процессуально установленные факты позволяют также утверждать, что именно среди хулителей (обвинителей), «заказчиков», организаторов и исполнителей убийства Г.Гонгадзе, покушений на А.Коробкова, многолетней травли и преследований последнего, как раз и находятся самые что ни на есть реальные иностранные шпионы (*5), действительные антигосударственные заговорщики и настоящие мафиози от власти и в погонах!

-- Через официальные и оперативные возможности осуществлялись попытки всячески скомпрометировать обоих пострадавших в глазах их ближайшего окружения, включая родственников, создать им негативный имидж у представителей общественности, средств массовой информации и государственного аппарата.

-- После «великолепно» проведенных «специальных операций» Служба безопасности Украины с чувством глубокого удовлетворения от успешно выполненной работы (читайте – «заказов») со спокойной совестью (если она у кого-то и имела место быть, в чем я лично очень сомневаюсь) «уходила в тень».

-- В то же самое время (т.е. после передачи фальшивых сведений) в обоих криминальных случаях СБУ организовывала оперативный контроль за членами оперативно-следственных групп Министерства внутренних дел (вероятно, и за представителями ГПУ), которые вели на обоих потерпевших соответствующие дела. Спецслужба тайно манипулировала их действиями через вышестоящее руководство, агентуру и коррумпированные/преступные связи. Продолжалось вестись негласное контрразведывательное наблюдение и за самими «объектами отстрела».

-- В рамках спецслужбы указания о незаконной разработке обоих потерпевших давали одни и те же должностные лица СБУ. Они же обеспечивали получение псевдозаконных санкций на проведение всего комплекса агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий. Разработку осуществляли практически одни и те же оперативные сотрудники спецслужбы.

-- Скорее всего, и в Министерстве внутренних дел должна просматриваться аналогичная ситуация. И это уже не предположение, а реальная действительность. Мой личный опыт показывает, что в МВД все происходит именно так, по той же самой схеме, ну или по очень схожей.

-- Конечной целью «оборотней» являлась физическая ликвидация и журналиста и сотрудника СБУ.

-- Неоднократные обращения к компетентным органам, в которых оба потерпевших подчеркивали о существовании реальной опасности совершения против них уголовных преступлений, включая и покушения на жизнь с целью убийства, оставались и до сих пор остаются без внимания и соответствующей реакции. ГПУ, СБУ и МВД их целенаправленно игнорируют!

-- «Правовые метаморфозы» с обращениями Коробкова А. и Гонгадзе Г. начинали (а у Коробкова происходят и до настоящего времени) происходить уже с момента поступления в ГПУ, СБУ и МВД. Процесс их отсеивания начинался еще на этапе первичной обработки поступающей в указанные ведомства корреспонденции. После чего с ними происходило все что угодно, но только не те действия, которые предписаны действующим законодательством. Однако, под маскировкой действующих норм этого самого законодательства.

-- С большой долей вероятности можно предположить, что к блокированию работы по заявлениям и Г.Гонгадзе и А.Коробкова, к подготовке на них необоснованных отказов, тщательно замаскированных псевдоправовой тавтологией под законные, были и есть одни и те же должностные лица ГПУ, СБУ и МВД. Их «духовные наставники», «идейные соратники», иные «братья по оружию» и прочие соучастники.

-- Оставались без внимания и заявления о том, что за обоими потерпевшими осуществляют незаконную слежку (незаконно проводят весь комплекс агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий) именно представители спецслужб, правоохранительных органов и других силовых структур.

-- По логике вещей следует, что отказы в положительном и адекватном реагировании силовых структур на заявления о слежке в обоих случаях инициировали, опять же, одни и те же должностные лица ГПУ, СБУ и МВД. А впоследствии и их подельники.

- Собранная силовыми ведомствами на обоих «объектов оперативной заинтересованности» информация стекалась, скорее всего, к одним и тем же организаторам преступных акций внутри самих спецслужб и правоохранительных органов. Потом она уже концентрировалась в «Едином центре» за их пределами. Там она обобщалась, анализировалась и использовалась для принятия окончательных решений все теми же «заказчиками»: «Быть или не быть». Жить или не жить». «Убивать или же позволить еще немного погулять под солнцем».

-- Покушения таки состоялись. Журналист Гонгадзе был убит. А Коробкову же удалось выжить исключительно благодаря его собственному противодействию (насколько это было возможным при данных обстоятельствах), личностным и профессиональным качествам, а также богатому контрразведывательному опыту.

-- Обоих действующих лиц исторической шпионско-криминальной трагедии-триллера под названием «Спецслужбы на охоте» вывозили в леса. Одного – в Тарящанский лес для запугивания с последующим убийством. Другого – под видом псевдокомандировки в Чернобыльские дебри с целью проведения целого комплекса далеких от законности мероприятий, включающих незаконное нарковоздействие и создание условий для несчастного случая.

-- При выполнении служебных задач и профессиональных обязанностей оба «объекта заинтересованности» проходимцев из спецслужб и «почитателей» из числа власть и деньги предержащих испытывали вызванные «внешними» факторами серьезные трудности (особенно в 1999 и 2000 гг., а Коробков и в последующие годы). Которые рьяно создавались указанными «доброжелателями».

-- Существенным отрицательным элементом в жизни обоих потерпевших были финансовые проблемы, вызванные, опять же, все теми же «внешними» факторами. В случае с Коробковым А.Г. они просматриваются ясно. Это – незаконная деятельность и преступная бездеятельность спецслужб, правоохранительных ведомств и других силовых структур, Национального банка Украины, органов власти и управления.

Т.е. в обоих случаях материальные затруднения вызывались искусственно. Так называемой «третьей силой». Это есть не что иное, как эффективное средство воздействия на объектов «оперативной», точнее – «заказной» заинтересованности, применявшееся ранее и используемое в настоящее время организаторами и исполнителями рассматриваемых преступных акций.

-- Безусловно, в обоих случаях незаконная оперативная разработка, убийство, покушения на убийство, многолетняя травля и преследования связаны исключительно с профессиональной (служебной) деятельностью обоих потерпевших.

-- Из-за остервенелого противодействия незаинтересованных в этом лиц, оба так и не смогли довести до логического завершения последние свои наработки (разработки) того периода, которые, вполне вероятно, могут иметь определенные параллели, пересечения и стыковки.

-- Авторы, «заказчики» и главные организаторы преступлений против Г.Гонгадзе и А.Коробкова очень боялись конечных результатов их профессиональной деятельности начала 2000 годов.

-- Полноценное, качественное и своевременное расследование уголовных преступлений, совершенных против обоих потерпевших, до сих пор блокируется одними и теми же структурами и лицами. И, почему-то, далеко не благородно выделяется в данном вопросе самая высшая надзорная и следственная инстанция – Генеральная прокуратура Украины!

-- Чтобы скрыть свою персональную причастность к преступлениям непосредственные организаторы и исполнители делали все, чтобы уничтожить любые материальные доказательства своей противоправной деятельности. В частности, они уничтожали все оперативные и процессуальные документы и материалы. В случае с Г.Гонгадзе одним из них был бывший генерал-МВД Пукач (это установлено как в ходе предварительного следствия, так и в процессе судебных слушаний). В случае же с А.Коробковым их имена еще надо уточнять. И количество таких деятелей окажется достаточно большим, т.к. процесс уничтожения документации продолжается до сих пор. Чтобы не навлечь на себя новых бед, прописанных в Уголовном кодексе, они всячески оттягивают время с целью сокрытия преступных намерений, прикрывшись внутренними нормативно-правовыми актами секретного делопроизводства. Разделами о сроках хранения и порядке уничтожения документов, имеющих гриф секретности.

-- Расследование уголовного дела и суд над исполнителями убийства Гонгадзе Г. проводились в закрытом режиме и в «ореоле» строжайшей секретности. По аналогичному же сценарию осуществлялось расследование другого криминального дела и проходил судебный процесс 2004 г. над несколькими высокопоставленными должностными лицами СБУ из ОПГ генерала Макаренко&К. По которому они были осуждены к различным срокам лишения свободы, а Коробков А. был признан судом потерпевшим. Общественности о данном деле неизвестно абсолютно ничегошеньки. Более того, после окончания процесса материалы уголовного дела бесследно исчезли!

-- Досудебное расследование обоих уголовных дел, а потом и судебное следствие проводилось исключительно по тем единичным криминальным эпизодам, которые скрыть уже было просто невозможно. Все иное осталось за кадром. То есть, все остальные преступные факты и эпизоды целенаправленно не исследовались, их искусственно вывели за пределы поля зрения следствия и суда!

-- С момента дачи бывшим генералом МВД Алексеем Пукачем показаний в суде таки начали появляться новые совпадения. Так, 30 августа 2011 г. в Печерском суде он заявил, что «Георгий Гонгадзе, Алексей Подольский и Елена Притула, начиная с 1997 года, готовили государственный переворот и он спас государство, убив одного из таких заговорщиков». Сам Пукач вряд ли мог такое придумать. Очень уж попахивает «оперативным творчеством» нечистоплотных деятелей из спецслужб. (*6)

Главным действующим «лицом» здесь является Управление по защите конституционного строя СБУ (потом - Департамент защиты национальной государственности СБУ). Итак, и Г. Гонгадзе и А.Коробков вместе со своими связями обвинялись жандармами из «Охранки» СБУ сотоварищи, кроме всего прочего, также и в антиконституционной деятельности (статья 109 УК – «Действия, направленные на насильственное изменение либо свержение конституционного строя или захват государственной власти».). Самого же Коробкова А.Г., его близких и знакомых «Охранка» СБУ и ее «охранные отделения» в регионах, где особо выделяется Киевский, продолжали незаконно разрабатывать вплоть до 2014 г.! Что покажут новые допросы?

-- По сведениям, полученным из конфиденциальных источников, в канун 2000 г. Г.Гонгадзе начал проводить журналистское расследование на одну очень захватывающую и животрепещущую тему: функционирование в высших эшелонах власти и управления Украины, в спецслужбах, других силовых ведомствах и иже с ними целой агентурной сети разведорганов США. Имеется в виду длинная цепочка как классических шпионов, так и т.н. агентов влияния из числа облеченных властью людей. Тема оказалось опасной и с трагическими последствиями. Для самого Григория Гонгадзе.

Опрашивая своих информированных соотечественников, встречаясь с американскими гражданами и посещая посольство США в г.Киеве журналист, конечно же, не мог не попасть в поле зрения спецслужб Украины, в первую очередь, СБУ. А также в поле зрения агентуры американской разведки и ее западных коллег. В том числе и той, которая действует в силовых ведомствах Украины. Тут и выдумывать нечего.

В канун того же 2000 г. контрразведчик А.Коробков тоже вышел на следы деятельности американских спецслужб, выявив элементы проведения на территории Украины глобальной разведывательной операции «Эшелон». В результате проведения данной операции американские разведывательные органы и другие иностранные спецслужбы дружественных США европейских государств -- партнеров по блоку НАТО с помощью специальных технических средств и агентурного обеспечения в нашей стране создали устойчивый канал несанкционированного съема разведывательной информации практически со всех видов и систем коммуникаций, а также непосредственно из кабинетов высших государственных чиновников. Все добываемые мною оперативным путем сведения о деятельности иностранной разведслужбы, конечно же, докладывалась выше стоящему руководству СБУ. С огромной степенью вероятности (и тому есть объективные основания) можно утверждать, что все материалы могли проходить и через одного из агентов ЦРУ, действующего в Службе безопасности.

Именно поэтому нечистоплотные дельцы из СБУ «записали» Г.Гонгадзе и А.Коробкова в агентов ЦРУ США. В ответ на их разоблачительную работу. Чтобы замаскировать свою собственную причастность к агентуре иностранных спецслужб.

Ни иностранная агентура, ни их кураторы из закордонных спецслужб не могли допустить существование такой опасности для себя. Они были просто обязаны ее устранить. И последовал соответствующий приказ: «Уничтожить!» И контрразведчика А.Коробкова. И журналиста Г.Гонгадзе. И, как это не парадоксально звучит, но одним из главных инструментов выполнения преступных намерений (среди прочих других) являлся Департамент контрразведки СБУ!

Итак, с огромной степенью вероятности можно утверждать (и эта версия имеет вполне обоснованное право на существование), что произошедшее с Г.Гонгадзе и А.Коробковым, есть не что иное, как результат проведения американскими спецслужбами разведоперации по блокированию профессиональной деятельности обоих потерпевших и локализации ее негативных для американской разведки последствий. Своеобразной акцией возмездия, которая, опять же с подачи агентуры ЦРУ в Украине, очень удачно была использована и для достижения конкретно ориентированных политических целей.

-- Таким образом, четко вырисовываются: специфический криминальный почерк деятельности одной и той же организованной преступной группировки, идентичные формы и методы реализации преступных намерений в практической плоскости, одни и те же промежуточные и конечные цели. (*7)

-- Отсюда вытекает и еще одно совпадение. В обоих случаях в состав ОПГ входят представители ГПУ, СБУ, МВД, их соучастники и, конечно же, загадочные «заказчики». Причем, некоторые действующие лица совмещают в себе три негативных ипостаси: и кадровых сотрудников силовых ведомств, и доморощенных мафиози, и агентов иностранных разведслужб. Одновременно.

-- Незаконные деяния и преступная бездеятельность очерченной ОПГ в целях маскировки готовились и осуществлялись «оборотнями» преимущественно в рамках, имитирующих законную деятельность - оперативно-розыскную, контрразведывательную, следственную и надзорную.

-- В качестве отдельного самостоятельного пакета совпадений можно выделить и следующий, точнее следующие. Это -- чрезвычайно недобросовестная, крайне халатная и поразительно непрофессиональная работа сотрудников ГПУ, СБУ и МВД, их региональных структур, а также поражающая своими масштабами и крайней формой цинизма преступная бездеятельность, однозначно характеризующаяся наличием преступного же умысла.

-- Вся изложенная шпионско-криминальная история происходила и продолжается на фоне тотального ущемления и масштабного уничтожения указанными силовыми ведомствами основополагающих прав человека. В условиях «законодательно обоснованной» вседозволенности и «имунно-индульгенционной» безнаказанности.

Если же дополнительно провести еще и качественный сравнительный анализ соответствующих оперативных материалов и процессуальных документов на обоих пострадавших, можно будет найти еще не один десяток не случайных совпадений и стыковок, параллелей и пересечений. Которые, в свою очередь, могли бы внести ясность во многие нашумевшие проблемы и криминальные вопросы. (*8)

Возникает логичный вопрос к ГПУ, СБУ и МВД. Можно ли назвать следствие по делу об убийстве Георгия Гонгадзе качественным, полноценным и завершенным? Все ли его участники были установлены? Я уже молчу о так и не выявленных «заказчиках». Но ведь до сих пор не установлены все реальные и потенциальные свидетели данной трагедии, как не установлены и все возможные потерпевшие по данному делу! Учитывая выше изложенное – это можно утверждать однозначно. Именно утверждать, а не предполагать.

(Примечания: 1. По дошедшей до меня за прошедшие после увольнения из СБУ годы конфиденциальной информации, по делу об убийстве Г.Гонгадзе был еще, как минимум, один потерпевший. Это был близкий друг погибшего журналиста. Его также незаконно и силой захватили сотрудники силовых ведомств. В момент захвата они предъявили удостоверения сотрудников Службы безопасности Украины. Его также вывозили в лес, где избивали, грозились убить и закопать в землю там же на месте. По истечении нескольких часов издевательств и длительных переговоров по мобильному телефону «Робин Гуды» в погонах «неожиданно передумали», бросили потерпевшего в лесу и скрылись в неизвестном направлении на автомобиле. Думаю, что в это время силовики производили негласные досмотры жилья похищенного, его автомобиля, дачи и рабочего помещения. Искали некие опасные для «заказчиков» документы и материалы. Предполагаю, инициаторы кровавых вылазок в лес боялись, что общественности может стать известна некая убийственная информация и это сорвет их преступные планы по подготовке предстоящего «цветного» государственного переворота. А не найдя искомого (или, все же, получив нужное), решили не идти ещё на одно убийство, побоялись чрезмерного риска. Установочные данные похищенного человека хорошо известны организаторам и непосредственным исполнителям данного криминального действа под названием «Кровавый пикник на природе».

2. В контексте изложенного и самого Коробкова А.Г. можно рассматривать в качестве потерпевшего по данному уголовному делу. Но! Коробков не собирается требовать от следствия получения данного статуса по указанному делу. В этом нет никакого смысла, нет и острой необходимости. Ему и без этого хватает других совершенных против него преступлений. Коробков не намерен также и пиариться на убийстве невинного человека и горе его близких. Это кощунственно и чрезвычайно аморально. Другое дело – требовать от ГПУ доведения расследования до логического завершения. Кроме того, он далеко не публичный человек, а обращения в СМИ носили ранее и имеют сегодня своей целью совсем иное. И это отражено в его многочисленных заявлениях, обращениях и письмах. Это – исключительно защита остатков микроскопических прав и свобод и их восстановление.

3. Так сложилась жизнь, что кроваво-криминальные истории Коробкова и Гонгадзе тесно переплелись между собой. Однако, трагическая история убитого журналиста вплетена в шпионско-криминальную историю Коробкова лишь в качестве отдельного криминального эпизода. А сама эта история представляет из себя очень длинную цепочку совершенных против него уголовно наказуемых деяний, к сожалению, до сих пор остающихся нерасследованными. Однозначно то, что их своевременное расследование позволило бы следователям внести ясность во многие вопросы и по делу об убийстве журналиста Г.Гонгадзе. Увы, воз и ныне там. И никто пока вытаскивать его из болота уголовно-процессуального абсурда не собирается

4. При таком «высококачественном» проведении оперативного и процессуального расследования убийства Г.Гонгадзе кто сегодня даст гарантии, что, в украинскую «тайгу» не вывозили и других друзей и знакомых журналиста? Но они были так напуганы, что до сих пор боятся даже заикнуться об этом.)

2007-2014 гг. Как подготовку нового покушения на мою жизнь, опять же чужими руками, необходимо рассматривать возможный арест и возможное физическое воздействие со стороны правоохранителей при попытках выбить из меня физическими и другими недозволенными методами заведомо ложные показания о моей мифической причастности к убийству журналиста Г.Гонгадзе. Учитывая, что сотрудники МВД уже проводили аналогичные противоправные акции с некоторыми моими родственниками, включая и Асанову Е.И., то такой вариант развития ситуации (форма покушения на жизнь, здоровье и свободу) вполне реален. Причем, допросы с пытками вполне могут закончиться летальным исходом!

2000-2014 гг. Как подготовку к убийству необходимо рассматривать все попытки моих «доброжелателей» в СБУ по сфальсифицированным документам организовать мой арест и помещение в изолятор временного содержания, а также по сфабрикованному уголовному делу обеспечить мое незаконное осуждение с отбыванием наказания в одном из учреждений пенитенциарной системы Украины.

Мой арест и пребывание в местах лишения свободы позволил бы проходимцам наконец-то реализовать и свои преступные намерения по моему убийству, причем "в тепличных условиях", т.е. в камере предварительного содержания либо в колонии. Убийство планировалось замаскировать под естественную смерть, несчастный случай, самоубийство и т.п. Они согласились бы и на заключение о смерти при невыясненных обстоятельствах…

Имея на руках огромные суммы «грязных» денег, располагая компроматом на сотрудников изолятора временного содержания, на служащих Государственного департамента по вопросам исполнения уголовных наказаний и служащих колоний (тюрем), имея преступные связи в криминальной среде и коррумпированные контакты в МВД, они рассчитывали без особого труда организовать и реализовать указанные преступные намерения, окажись я на свою беду в камере. Свидетельств именно такого развития ситуации в процессуально-криминальной истории независимой Украины более чем достаточно.

2008-2011 гг. О реальности физического воздействия, которое может привести и к летальному исходу «по не установленным или естественным причинам», необходимо рассматривать неоднократное насилие, применявшееся в отношении Асановой Е.И. В ряде регионов Украины ее с подачи СБУ задерживали с мужем представители местной милиции и силовыми методами выбивали (пытались получить) заведомо ложные показания о моей мифической причастности к убийству журналиста Г.Гонгадзе. Если бы не моя профессиональная осторожность, то и со мной подобное могло произойти уже неоднократно.

2000-2014 гг. За 10 (десять) лет распространения сфабрикованных обвинений в шпионаже, разглашении государственной и служебной тайны, в хищении совершенно секретных документов, в антиконституционной деятельности, в сотрудничестве с организованным преступными организациями, в причастности к убийству журналиста Г.Гонгадзе мне ни одного раза не было выдвинуто официального обвинения! Следователи ГПУ, СБУ и МВД ни одного раза не вызывали меня на допрос повесткой! Ни одно должностное лицо ГПУ, СБУ и МВД ни одного раза не приглашали меня официальным письмом на беседу для выяснения вопросов по выдвигавшимся (фальшивым) обвинениям! Никто из силовых ведомств ни одного раза даже не пытался в телефонном режиме договориться со мной о встрече с целью внесения ясности в якобы имеющиеся вопросы, связанные с инспирированными «оборотнями» и их соучастниками обвинениями!

Изложенное является неоспоримым доказательством того, что все без исключения обвинители совсем не ставили перед собой цель расследования преступлений, якобы совершенных мною, в том числе мифическую причастность к убийству Гонгадзе. Их цель была совершенно другой – раздавить Коробкова А.Г. морально-психологически, уничтожить его юридически, материально и физически!

В сто первый раз подчеркну следующее. Такую длительную многолетнюю и преступную акцию против меня могли организовать только облеченные властными полномочиями члены организованной преступной группировки! В которую входят действующие и отставные, высокопоставленные и не очень «оборотни» из основных институтов криминальной юстиции Украины, некоторые высшие государственные чиновники, отдельные народные избранники, а также заинтересованные «владельцы заводов, газет, пароходов…» И, безусловно, агентура иностранных разведок, которым я своей прошлой профессиональной результативной деятельностью сильно наступил на горло.

* * *

Часть 2. О странных «метаморфозах» с уголовными делами.

2/1 Вот уже на протяжении 10 (десяти) лет спецслужбы, правоохранительные органы и судебная система незаконно скрывают от меня материалы уголовного дела и решения суда 2004 г., по которому несколько высокопоставленных «оборотней» сотоварищи были приговорены к различным срокам заключения, а я был признан потерпевшим. Своими противоправными действиями силовики и судьи в течение десятилетия продолжают уничтожать жалкие остатки моих, ранее ими же растоптанных конституционных прав, свобод и законных интересов. По состоянию на конец 2014 г. ситуация абсолютно не изменилась.

2/2 По официальным данным МВД Украины и ГУ МВД в г.Киеве не менее полугода назад следственное управление киевского главка милиции на основании моих заявлений, обращений и писем открыло несколько криминальных производств и проводит расследование преступной деятельности ОПГ «оборотней». Однако, в нарушение действующего законодательства меня официально до сих пор не поставили об этом в известность. В очередной раз наплевательски отнесясь к моим основополагающим правам и поставив меня в такие условия, при которых я не знаю, с кокой стороны могут исходить для меня новые виды угроз и опасностей. Чтобы внести ясность в указанную проблему я обратился с соответствующим заявлением от 05 ноября 2014 г. на имя начальника ГУ МВД Украины в г.Киеве Терещука А.Д. (оно было доставлено адресату заказным письмом 07.11.2014 г.). Ответа я не получил до сих пор. История повторяется…

* * *

Часть 3. Специально для бюрократов: к вопросу об электронных обращениях.

Хотелось бы напомнить следователям и прокурорам ГПУ, СБУ и МВД одну очень важную процессуальную норму, закрепленную в Криминально-процессуальном кодексе Украины, не требующую комментариев, но обязывающую указанные ведомства немедленно реагировать на все уголовные правонарушения (далее по тексту):

«Стаття 214. Початок досудового розслідування. 1. Слідчий, прокурор невідкладно, але не пізніше 24 годин після подання заяви, повідомлення про вчинене кримінальне правопорушення або після самостійного виявлення ним з будь-якого джерела обставин, що можуть свідчити про вчинення кримінального правопорушення, зобов’язаний внести відповідні відомості до Єдиного реєстру досудових розслідувань та розпочати розслідування…»

* * *

Уважаемые господа! Учитывая изложенное, обращаюсь к Вам и настоятельно прошу ответить на следующие вопросы:

1. «Де ж той світ!? І де та правда!? Горе! Горе!... Чи буде суд! Чи буде кара! Царям, царятам на землі? Чи буде правда меж людьми?» (Т.Г.Шевченко)

2. Когда Ваши ведомства начнут выполнять свои прямые служебные обязанности и адекватно, т.е. в соответствии с действующим законодательством отреагируют на многочисленные факты противоправных деяний и преступной бездеятельности Ваших подчиненных и их соучастников, которые очень подробно изложены в десятках сотен моих заявлений, обращений и писем?

3. Когда, в конце-то концов, будут восстановлены материальные и нематериальные права Коробкова А.Г. и его близких, уничтоженные Вашими же сотрудниками?

* * *

Сноски:

1. В унисон с изложенным звучат и неоднократные заявления 1-го заместителя Генпрокурора Кузьмина Р.Р., сделанные им в 2011-2012 гг. , в которых он утверждает, что вокруг дела Г.Гонгадзе подозрительно много трупов. Так, 24.01.2012 г., давая интервью «Независимому бюро новостей» Кузьмин заявил буквально следующее: «Помирали все своей смертью, но при странных обстоятельствах. Кто смертельно отравился, кто смертельно заболел, даже человек, который нашел труп Гонгадзе в Таращанском лесу – и тот умер».

В этом плане целесообразно установить истинные, а не официально декларируемые причины самоубийства в июне 2009 г. заместителя начальника Департамента по защите национальной государственности и борьбе с терроризмом СБУ генерал-майора Ярослава Савчина. Ведь именно его «жандармский» департамент в свое время разрабатывал журналиста Г.Гонгадзе с окраской «антиконституционная деятельность». А потом несколько лет подряд с аналогичной окраской разрабатывал и бывшего контрразведчика А.Коробкова. Абсолютно безосновательно! Что позволяет утверждать – выполняли «заказ»!

2. Как уже отмечалось ранее, именно в начале 2000 г. Коробкову А.Г. удалось выявить устойчивый канал утечки информации из Администрации Президента Украины, из Верховной Рады Украины, из других государственных учреждений и ведомств, в т.ч. военных и оборонных. И спецслужб!

3. Со слов Пукача (21.01.2014 г.), МВД разрабатывало журналиста Гонгадзе как "лицо кавказской национальности, представляющее повышенный интерес". Это значит, что спектр преступлений, в которых можно было его обвинять, был очень широким – от терроризма до банального криминала. Что же касается Коробкова А.Г., то в дальнейшем к процессу организации его травли и преследований активно подключились ГПУ, УГОУ, СВР, а с их подачи и представители целого ряда других государственных, коммунальных и коммерческих структур.

4. Вот тут было бы целесообразным установить высших государственных чиновников, конкретных должностных лиц Министерства обороны и Службы безопасности Украины, которые как раз и стояли за всеми тайными операциями в зонах военных конфликтов, включая и Северный Кавказ. Связанными с «обкаткой» украинских специальных подразделений и незаконных военизированных формирований в боевых условиях и с их участием в специальных операциях за границей. Только им могло прийти в голову в целях зашифровки своей незаконной деятельности, «перевести стрелки» на третьих лиц, абсолютно не причастных к этому.

5. Причем, не исключено, что кое-кто из них является агентом-двойником, т.е. лицом, которое одновременно работает на две или более иностранных разведок.

6. Если быть точным, то «попахивает» специфическим душком из «Охранки» СБУ. «Жандармского департамента» - Департамента защиты национальной государственности и борьбы с терроризмом СБУ и его «5-го охранного отделения» в ГУ СБУ в г.Киеве и Киевской обл.

7. Более подробно об указанной ОПГ смотрите в части «XVII. Об организованных преступных группировках» базовых заявлений.

8. Несколько «гиен-кукловодов» и разветвленная сеть их «шакалов-шестерок» вот уже два десятилетия крутят-вертят спецслужбами, правоохранительными органами да и высшим руководством страны как домашним /настольным/ театром марионеток! И выйти на часть из них можно, если проследить всю цепочку снизу вверх от конкретных оперативно-розыскных дел на Гонгадзе и Коробкова, которые велись в силовых структурах, до конкретных должностных лиц, которые инициировали их заведение. От них ниточка ведет прямо к «заказчикам» преступлений. По крайней мере, к некоторым из них.

С этой же целью крайне важно также установить и проверить всех без исключения первоисточников и реальных авторов т.н. первичной информации и явных фальшивок, которые в СБУ, ГПУ, МВД, СВР (ранее ГУР СБУ) и УГОУ ложились в основу справок и постановлений о проведении оперативных проверок и заведения на обоих потерпевших оперативно-розыскных, разведывательных, контрразведывательных и «охранных» (или как там их называют державные «бодигарды») дел.

* * *

С уважением

“29” декабря 2014 г.

«Шпион, заговорщик и бандит»

А.Г.Коробков


Комментарии (0)

Пока нет комментариев

Оставьте свой комментарий

  1. Комментарий от гостя.
    ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ или ВОЙДИТЕ в свой аккаунт, чтобы разместить комментарий от своего имени.
Вложения (0 / 3)
Share Your Location