Написать Администрации

 


 

Маркировка евросоюза CE на товарах - не путайте с китайской маркировкой!!!

 

ВНИИМАНИЕ!Внимание! Обновление!

Сайт защиты прав потребителей, открытая книга жалоб и черный список составляемый потребителями. Закон о защите прав потребителей, информацию и жалобы для Российской Федерации ищем и размещаем здесь Глас Народа Россия >>>> перейти на сайт

Внимание! Если нужен результат, совет - консультация юриста или адвоката - зарегистрируйтесь
и разместите новый материал в соответствующем разделе.
Не пишите свои отзывы и жалобы в комментариях к другим материалам.

 

Главная

Публичное письмо опального контрразведчика

Автор: 1CONSTANTINE1

“ПУБЛИЧНОЕ ПИСЬМО ОПАЛЬНОГО КОНТРРАЗВЕДЧИКА”

Генпрокурору Пшонке В.П. и его первому заместителю Кузьмину Р.Р.

«Что зрячий зрит здоровым оком, слепой

не видит и в очках» (Козьма Прутков)

Уважаемый Виктор Павлович! Уважаемый Ренат Равелиевич!

Уважаемые господа прокуроры и следователи Генпрокуратуры!

Начиная с 2007 г. и по настоящее время я десятки раз обращался в Генеральную прокуратуру Украины с просьбой возбудить уголовное дело по фактам совершения против меня многочисленных преступлений и тотального уничтожения моих конституционных прав, свобод и законных интересов организованной преступной группировкой, членами которой являются представители силовых ведомств и некоторых других государственных структур. Однако, со стороны ГПУ встречаю исключительно жесткое противодействие этому. Что невозможно ни объяснить, ни оправдать с точки зрения права и закона. А ведь и Вы лично в свое время сталкивались с противоправной деятельностью этой же ОПГ. Возможно, даже неоднократно.

Одним из самых последних и самым содержательным документом, в котором тщательно раскрываются многочисленный преступные деяния упомянутой ОПГ, был следующий: Конфиденциально. «Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. Других многочисленных заявлений, обращений, писем и запросов в ГПУ, СБУ и МВД. С дополнениями и изменениями по состоянию на октябрь-ноябрь 2012 г.» от 06.11.2012 г., на 226 листах. «Выписка» дважды (по адресу – E-mail: public@gp.gov.ua) была направлена в Генпрокуратуру в качестве электронного приложения к двум обращениям: к «Заявлению в ГПУ, СБУ и МВД» от 06.11.2012 г., на 11 листах и к Заявлению в ГПУ «Об открытии криминального производства и проведении досудебного расследования» от 17.12.2012 г., на 12 листах.

Указанный документ является фактически выпиской из уже готового уголовного дела, а большинство преступных эпизодов, в нем зафиксированных, были легко доказуемы при их своевременном процессуальном оформлении. Кроме того, расследование данного криминального дела позволило бы внести ясность и в некоторые другие нашумевшие преступления, включая и убийство журналиста Г.Гонгадзе. В частности, это позволило бы установить некоторых организаторов сего криминального действа, до сих пор остающихся в тени. В качестве наглядного доказательства этому ниже привожу лишь небольшую часть «Выписки».

* * *

«V. О покушениях и незаконном нарковоздействии.

В ходе моей многолетней травли и преследований проходимцы в мундирах от спецслужб и правоохранительных органов неоднократно планировали, организовывали и осуществляли различные провокации, а также покушения на мою жизнь, здоровье и свободу. Причем, отрабатывались различные варианты убийства, один из которых предусматривал и отравление. Об остальных формах отправить меня на тот свет можно только догадываться, базируя свои выводы на внешних проявлениях их противозаконной деятельности…

2007-2012 гг. Как подготовку нового покушения на мою жизнь, в т.ч. и чужими руками, необходимо рассматривать также факт распространения Службой безопасности Украины и другими силовыми структурами дезинформации о том, что мне якобы известны все «действующие лица» убийства одного известного журналиста, а сам я чуть ли не являюсь соучастником данного криминального действа. Она распространяется через представителей Высших органов власти и управления, через Управление государственной охраны Украины и через Министерство внутренних дел Украины. Очень похоже, что и через Генеральную прокуратуру Украины. Причем, подается она намеренно искаженно и в таком предвзятом виде, что у читающих эту целевую дезинформацию должностных лиц создается однозначная установка о моей /мифической/ причастности к самому преступлению. Аналогичная криминально ориентированная установка обо мне появляется и у простых граждан, которых силовики опрашивают и допрашивают по данной проблеме. Причем, по отношению к некоторым из них применяется не только жесткое морально-психологическое воздействие, но и прямое физическое насилие.

Характер распространяемых сведений свидетельствует об определенно сориентированных целях: (*1)

- Замаскировать свою собственную противозаконную деятельность, в т.ч. и свою возможную персональную причастность к указанному выше убийству, а также преступную бездеятельность, что является основной причиной отсутствия конечного результата по уголовному делу.

- Оправдать в глазах окружения и контролирующих органов незаконное проведение в отношении меня контрразведывательных и других оперативно-розыскных мероприятий, с изначально противоправным использованием материально-финансовых ресурсов, агентурно-оперативных возможностей и оперативно-технических средств.

- Спровоцировать заинтересованных лиц на организацию моего убийства как очень нежелательного и даже опасного для них свидетеля. Причем, сделать все это тихо, без пыли и шума, по возможности чужими руками и не выставляя на всеобщее обозрение свои «уши», т.е. причастность к убийству представителей СБУ.

- На случай действительного моего убийства (будем надеяться, что у них ничего не получится) заранее подготовить общественное мнение, которое должно быть однозначно не в мою пользу и иметь не только шпионскую, но и уголовно-политическую окраску.

- В очередной раз отвлечь силы и средства следствия на расследование еще одной тупиковой версии.

- Вполне возможно, что данная акция проводится как раз по инициативе истинных «заказчиков», «кукловодов» и реальных организаторов убийства журналиста. А мое имя используется, чтобы в очередной раз перевести стрелки на «негодный объект». И эта версия имеет все законные права на существование и тщательную отработку следствием.

Обо всем этом свидетельствует вся наша насквозь криминализированная действительность.

Следствие должно обратить внимание на следующие поразительные совпадения в криминальных историях журналиста Г.Гонгадзе и контрразведчика А.Коробкова:

-- Активизация «официальной» разработки (по Коробкову - всего лишь одной из разработок) обоих приходится на первую половину 2000 года. (*2)

-- Незаконную разработку инициировали представители высших эшелонов власти и управления, а также спецслужб. Вероятнее всего, это были одни и те же лица.

-- В разработке обоих принимали участие одни и те же структуры: СБУ и МВД.

-- Обоих разрабатывал 1 отдел УКРП ДКР СБУ как объектов антигосударственной деятельности - агентов американских спецслужб (статья 111 УК – «Государственная измена в форме шпионажа».).

Об этом же говорят и самые первые допросы бывшего начальника милицейской «наружки» генерала МВД Алексея Пукача. Он еще в прошлые годы заявлял, что убивал именно «американского шпиона». Не странно ли, кадровый сотрудник МВД, «воодушевленный патриотическим порывом», лишает жизни очень опасного агента ЦРУ? У него что, была персональная контрразведка или ему, все же, все это нашептали на ушко представители СБУ? Еще один (доморощенный) агент ОО7 с правом на убийство…

-- МВД подключалось к разработке обоих с подачи СБУ.

-- На обоих в МВД передавались сфабрикованные материалы не только шпионского, но и криминального характера. А в последствии еще и антиконституционной направленности.

-- Криминальные фальшивки распространялись как официальными каналами, так и с использованием оперативных возможностей Главного управления «К» СБУ, а также через коррупционные и преступные связи.

-- Чтобы обеспечить реализацию преступных намерений «защитники отечества» из СБУ и «борцы с криминалитетом» из МВД абсолютно беспочвенно, исключительно на основе заранее изготовленных «официальных» фальшивок обвиняли Г.Гонгадзе и А.Коробкова в /мифическом/ совершении ими общеуголовных преступных деяний и преступлений против национальной безопасности Украины (т.е. в государственной измене в форме шпионажа, а также в антиконституционной деятельности, направленной на свержение существующего строя). (*3)

-- Таким образом, оба будущих потерпевших еще на этапе подготовки против них же преступлений абсолютно беспочвенно и бесспорно противозаконно неоднократно вызнавались (объявлялись) кучкой проходимцев из спецслужб и правоохранительных органов преступниками. Это позволило «оборотням» и их «заказчикам» вывести свои противоправные деяния на уровень т.н. безупречных или идеальных преступлений.

-- На основе аналогично сфабрикованных документов и материалов в разработку брались связи обоих «объектов повышенного оперативного интереса» силовых структур и одновременно «объектов отстрела на заказ». Связи реальные, случайные и мифические, т.е. искусственно привязанные к «делу».

-- Анализ имеющейся информации позволяет утверждать, что и Г.Гонгадзе и А.Коробков обвинялись в преступной деятельности как раз теми лицами, которые как раз эти самые преступления сами же и совершали. А также их пособники. К ним относятся: реальные «заказчики» из числа власть и деньги предержащих, главные организаторы из того же числа и из числа представителей спецслужб и правоохранительных органов, а также «рядовые» организаторы и исполнители. К ним относится кучка высокопоставленных и не очень негодяев из СБУ, МВД, ГПУ и … Определенная часть из них совершала преступления вполне сознательно, другая часть использовалась «втемную».

-- Наличие личного горького опыта и процессуально установленные факты позволяют также утверждать, что именно среди хулителей (обвинителей), «заказчиков», организаторов и исполнителей убийства Г.Гонгадзе, покушений на А.Коробкова, многолетней травли и преследований последнего, как раз и находятся самые что ни на есть реальные иностранные шпионы (*4), действительные антигосударственные заговорщики и настоящие мафиози от власти и в погонах!

-- Через официальные и оперативные возможности осуществлялись попытки всячески скомпрометировать обоих пострадавших в глазах их ближайшего окружения, включая родственников, создать им негативный имидж у представителей общественности, средств массовой информации и государственного аппарата.

-- После «великолепно» проведенных «специальных операций» Служба безопасности Украины с чувством глубокого удовлетворения от успешно выполненной работы (читайте – «заказов») со спокойной совестью (если она у кого-то и имела место быть, в чем я лично очень сомневаюсь) «уходила в тень».

-- В то же самое время (т.е. после передачи фальшивых сведений) в обоих криминальных случаях СБУ организовывала оперативный контроль за членами оперативно-следственных групп Министерства внутренних дел (вероятно, и за представителями ГПУ), которые вели на обоих потерпевших соответствующие дела. Спецслужба тайно манипулировала их действиями через выше стоящее руководство, агентуру и коррумпированные/преступные связи. Продолжалось вестись негласное контрразведывательное наблюдение и за самими «объектами отстрела».

-- В рамках спецслужбы указания о незаконной разработке обоих потерпевших давали одни и те же должностные лица СБУ. Они же обеспечивали получение псевдозаконных санкций на проведение всего комплекса агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий. Разработку осуществляли практически одни и те же оперативные сотрудники спецслужбы.

-- Скорее всего, и в Министерстве внутренних дел должна просматриваться аналогичная ситуация. И это уже не предположение, а реальная действительность. Мой личный опыт показывает, что в МВД все происходит именно так, по той же самой схеме, ну или по очень схожей.

-- Конечной целью «оборотней» являлась физическая ликвидация и журналиста и сотрудника СБУ.

-- Неоднократные обращения к компетентным органам, в которых оба потерпевших подчеркивали о существовании реальной опасности совершения против них уголовных преступлений, включая и покушения на жизнь с целью убийства, оставались и до сих пор остаются без внимания и соответствующей реакции. ГПУ, СБУ и МВД их целенаправленно игнорируют!

-- «Правовые метаморфозы» с обращениями Коробкова А. и Гонгадзе Г. начинали (а у Коробкова происходят и до настоящего времени) происходить уже с момента поступления в ГПУ, СБУ и МВД. Процесс их отсеивания начинался еще на этапе первичной обработки поступающей в указанные ведомства корреспонденции. После чего с ними происходило все что угодно, но только не те действия, которые предписаны действующим законодательством. Однако, под маскировкой действующих норм этого самого законодательства.

-- С большой долей вероятности можно предположить, что к блокированию работы по заявлениям и Г.Гонгадзе и А.Коробкова, к подготовке на них необоснованных отказов, тщательно замаскированных псевдоправовой тавтологией под законные, были и есть одни и те же должностные лица ГПУ, СБУ и МВД. Их «духовные наставники», «идейные соратники», иные «братья по оружию» и прочие соучастники.

-- Оставались без внимания и заявления о том, что за обоими потерпевшими осуществляют незаконную слежку (незаконно проводят весь комплекс агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий) именно представители спецслужб, правоохранительных органов и других силовых структур.

-- По логике вещей следует, что отказы в положительном и адекватном реагировании силовых структур на заявления о слежке в обоих случаях инициировали, опять же, одни и те же должностные лица ГПУ, СБУ и МВД. А в последствии и их подельники.

- Собранная силовыми ведомствами на обоих «объектов оперативной заинтересованности» информация стекалась, скорее всего, к одним и тем же организаторам преступных акций внутри самих спецслужб и правоохранительных органов. Потом она уже концентрировалась в «Едином центре» за их пределами. Там она обобщалась, анализировалась и использовалась для принятия окончательных решений все теми же «заказчиками»: «Быть или не быть». Жить или не жить». «Убивать или же позволить еще немного погулять под солнцем»

-- Покушения таки состоялись. Журналист Гонгадзе был убит. А Коробкову же удалось выжить исключительно благодаря его собственному противодействию (насколько это было возможным при данных обстоятельствах), личностным и профессиональным качествам, а также богатому контрразведывательному опыту.

-- Обоих действующих лиц исторической шпионско-криминальной трагедии-триллера под названием «Спецслужбы на охоте» вывозили в леса. Одного – в Тарящанский лес для запугивания с последующим убийством. Другого – под видом псевдокомандировки в Чернобыльские дебри с целью проведения целого комплекса далеких от законности мероприятий, включающих незаконное нарковоздействие и создание условий для несчастного случая.

-- При выполнении служебных задач и профессиональных обязанностей оба «объекта заинтересованности» проходимцев из спецслужб и «почитателей» из числа власть и деньги предержащих испытывали вызванные «внешними» факторами серьезные трудности (особенно в 1999 и 2000 гг., а Коробков и в последующие годы). Которые рьяно создавались указанными «доброжелателями».

-- Существенным отрицательным элементом в жизни обоих потерпевших были финансовые проблемы, вызванные, опять же, все теми же «внешними» факторами. В случае с Коробковым А.Г. они просматриваются ясно. Это – незаконная деятельность и преступная бездеятельность спецслужб, правоохранительных ведомств и других силовых структур, Национального банка Украины, органов власти и управления.

Т.е. в обоих случаях материальные затруднения вызывались искусственно. Так называемой «третьей силой». Это есть не что иное, как эффективное средство воздействия на объектов «оперативной», точнее – «заказной» заинтересованности, применявшееся ранее и используемое в настоящее время организаторами и исполнителями рассматриваемых преступных акций.

-- Безусловно, в обоих случаях незаконная оперативная разработка, убийство, покушения на убийство, многолетняя травля и преследования связаны исключительно с профессиональной (служебной) деятельностью обоих потерпевших.

-- Из-за остервенелого противодействия незаинтересованных в этом лиц, оба так и не смогли довести до логического завершения последние свои наработки (разработки) того периода, которые, вполне вероятно, могут иметь определенные параллели, пересечения и стыковки.

Дело в том, что на рубеже 2000 г. Гонгадзе активно взялся за изучение проблемы американского присутствия в Украине, степени влияния США на украинский истеблишмент, глубине проникновения этого влияния в высшие эшелоны власти и управления. А Коробков в то же самое время проводил работу по вскрытию разведывательной деятельности американских спецслужб в Украине. В частности, в виде проведения на ее территории глобальной разведоперации «Эшелон», за которой стоит ЦРУ США.

-- Авторы, «заказчики» и главные организаторы преступлений против Г.Гонгадзе и А.Коробкова очень боялись конечных результатов их профессиональной деятельности начала 2000 годов.

-- Полноценное, качественное и своевременное расследование уголовных преступлений, совершенных против обоих потерпевших, до сих пор блокируется одними и теми же структурами и лицами. И, почему-то, далеко не благородно выделяется в данном вопросе самая высшая надзорная и следственная инстанция – Генеральная прокуратура Украины!

-- Чтобы скрыть свою персональную причастность к преступлениям непосредственные организаторы и исполнители делали все, чтобы уничтожить любые материальные доказательства своей противоправной деятельности. В частности, они уничтожали все оперативные и процессуальные документы и материалы. В случае с Г.Гонгадзе одним из них был бывший генерал-МВД Пукач (это установлено как в ходе предварительного следствия, так и в процессе судебных слушаний). В случае же с А.Коробковым их имена еще надо уточнять. И количество таких деятелей окажется достаточно большим, т.к. процесс уничтожения документации продолжается до сих пор. Чтобы не навлечь на себя новых бед, прописанных в Уголовном кодексе, они всячески оттягивают время с целью сокрытия преступных намерений, прикрывшись внутренними нормативно-правовыми актами секретного делопроизводства. Разделами о сроках хранения и порядке уничтожения документов, имеющих гриф секретности.

-- Расследование уголовного дела и суд над исполнителями убийства Гонгадзе Г. проводились в закрытом режиме и в «ореоле» строжайшей секретности. По аналогичному же сценарию осуществлялось расследование другого криминального дела и проходил судебный процесс 2004 г. над несколькими высокопоставленными должностными лицами СБУ из ОПГ Макаренко&К. По которому они были осуждены к различным срокам лишения свободы, а Коробков А. был признан судом потерпевшим. Общественности о данном деле неизвестно абсолютно ничегошеньки. Более того, после окончания процесса материалы уголовного дела бесследно исчезли!

-- Досудебное расследование обоих уголовных дел, а потом и судебное следствие проводилось исключительно по тем единичным криминальным эпизодам, которые скрыть уже было просто невозможно. Все иное осталось за кадром. То есть, все остальные преступные факты и эпизоды целенаправленно не исследовались, их искусственно вывели за пределы поля зрения следствия и суда!

-- С момента дачи бывшим генералом МВД Алексеем Пукачем показаний в суде таки начали появляться новые совпадения. Так, 30 августа 2011 г. в Печерском суде он заявил, что «Георгий Гонгадзе, Алексей Подольский и Елена Притула начиная с 1997 года готовили государственный переворот и он спас государство, убив одного из таких заговорщиков». Сам Пукач вряд ли мог такое придумать. Очень уж попахивает «оперативным творчеством» нечистоплотных деятелей из спецслужб. (*5)

Главным действующим «лицом» здесь является Управление по защите конституционного строя СБУ (потом - Департамент защиты национальной государственности СБУ). Итак, и Г. Гонгадзе и А.Коробков вместе со своими связями обвинялись жандармами из «Охранки» СБУ сотоварищи, кроме всего прочего, также и в антиконституционной деятельности (статья 109 УК – «Действия, направленные на насильственное изменение либо свержение конституционного строя или захват государственной власти».). Самого же Коробкова А.Г., его близких и знакомых «Охранка» СБУ и ее «охранные отделения» в регионах, где особо выделяется Киевский, продолжали незаконно разрабатывать вплоть до 2012 г.! Что покажут новые допросы?

-- Таким образом, четко вырисовываются: специфический криминальный почерк деятельности одной и той же организованной преступной группировки, идентичные формы и методы реализации преступных намерений в практической плоскости, одни и те же промежуточные и конечные цели. (*6)

-- Отсюда вытекает и еще одно совпадение. В обоих случаях в состав ОПГ входят представители ГПУ, СБУ, МВД, их соучастники и, конечно же, загадочные «заказчики». Причем, некоторые действующие лица совмещают в себе три негативных ипостаси: и кадровых сотрудников силовых ведомств, и доморощенных мафиози, и агентов иностранных разведслужб. Одновременно.

-- Незаконные деяния и преступная бездеятельность очерченной ОПГ в целях маскировки готовились и осуществлялись «оборотнями» преимущественно в рамках, имитирующих законную деятельность - оперативно-розыскную, контрразведывательную, следственную и надзорную.

-- В качестве отдельного самостоятельного пакета совпадений можно выделить и следующий, точнее следующие. Это -- чрезвычайно недобросовестная, крайне халатная и поразительно непрофессиональная работа сотрудников ГПУ, СБУ и МВД, их региональных структур, а также поражающая своими масштабами и крайней формой цинизма преступная бездеятельность, однозначно характеризующаяся наличием преступного же умысла.

-- Вся изложенная шпионско-криминальная история происходила и продолжается на фоне тотального ущемления и масштабного уничтожения указанными силовыми ведомствами основополагающих прав человека. В условиях «законодательно обоснованной» вседозволенности и «имунно-индульгенционной» безнаказанности.

Если же дополнительно провести еще и качественный сравнительный анализ соответствующих оперативных материалов и процессуальных документов на обоих пострадавших, можно будет найти еще не один десяток неслучайных совпадений и стыковок, параллелей и пересечений. Которые, в свою очередь, могли бы внести ясность во многие нашумевшие проблемы и криминальные вопросы. (*7)

Возникает логичный вопрос к ГПУ, СБУ и МВД. Можно ли назвать следствие по делу об убийстве Георгия Гонгадзе качественным, полноценным и завершенным? Все ли его участники были установлены? Я уже молчу о так и не выявленных «заказчиках». Но ведь до сих пор не установлены все реальные и потенциальные свидетели данной трагедии, как не установлены и все возможные потерпевшие по данному делу! Учитывая выше изложенное – это можно утверждать однозначно. Именно утверждать, а не предполагать.

2007-2012 гг. Как подготовку нового покушения на мою жизнь, опять же чужими руками, необходимо рассматривать возможный арест и физическое воздействие со стороны правоохранителей при попытках выбить из меня физическими и другими недозволенными методами заведомо ложные показания о моей мифической причастности к убийству журналиста Г.Гонгадзе. Учитывая, что сотрудники МВД уже проводили аналогичные противоправные акции с некоторыми моими родственниками, включая и Асанову Е.И., то такой вариант развития ситуации (форма покушения на жизнь, здоровье и свободу) вполне реален. Причем, допросы с пытками вполне могут закончиться летальным исходом!»

* * *

Кроме выше изложенного, необходимо отразить еще несколько важных моментов.

1. По имевшейся в прошлые годы конфиденциальной информации, по делу об убийстве Г.Гонгадзе был еще, как минимум, один потерпевший. Его также незаконно и силой захватили сотрудники силовых ведомств. Его также вывозили в лес, где избивали, грозились убить и закопать в землю там же на месте. По истечении нескольких часов издевательств и длительных переговоров по мобильному телефону «Робин Гуды» в погонах «неожиданно передумали», бросили потерпевшего в лесу и скрылись в неизвестном направлении на автомобиле. Его установочные данные хорошо известны организаторам и непосредственным исполнителям данного криминального действа под названием «Кровавый пикник на природе».

2. В контексте изложенного и самого Коробкова А.Г. можно рассматривать в качестве потерпевшего по данному уголовному делу. Но! Коробков не собирается требовать от следствия получения данного статуса по указанному делу. В этом нет никакого смысла, нет и острой необходимости. Ему и без этого хватает других совершенных против него преступлений. Коробков не намерен также и пиариться на убийстве невинного человека и горе его близких. Это кощунственно и чрезвычайно аморально. Другое дело – требовать от ГПУ доведения расследования до логического завершения. Кроме того, он далеко не публичный человек, а обращения в СМИ носили ранее и имеют сегодня своей целью совсем иное. И это отражено в его многочисленных заявлениях, обращениях и письмах.

3. Так сложилась жизнь, что кроваво-криминальные истории Коробкова и Гонгадзе тесно переплелись между собой. Однако, трагическая история убитого журналиста вплетена в шпионско-криминальную историю Коробкова лишь в качестве отдельного криминального эпизода. А сама эта история представляет из себя очень длинную цепочку совершенных против него уголовно наказуемых деяний, к сожалению, до сих пор остающихся нерасследованными. Однозначно то, что их своевременное расследование позволило бы следователям внести ясность во многие вопросы и по делу об убийстве журналиста Г.Гонгадзе. Увы, воз и ныне там. И никто пока вытаскивать его из болота уголовно-процессуального абсурда не собирается.

4. В сложившейся ситуации и слепому видно, что при непосредственном участии обозначенной выше ОПГ созданы такие условия, которые:

- позволяют реальным «заказчикам» и главным организаторам преступлений десятилетиями оставаться вне поля зрения следствия, суда и широкой общественности;

- позволяют заинтересованным лицам уничтожать материальные доказательства совершенных преступлений на вполне законных основаниях – по истечении установленного срока их хранения. В том числе совершенно секретных документов, материалов и целых дел;

- позволяют причастным к преступлениям лицам избежать уголовного наказания по истечению сроков давности;

- не позволяют потерпевшим добиться возбуждения уголовных дел по фактам совершения против них преступлений, проведения своевременного и качественного расследования, привлечения виновных к адекватной ответственности, а также восстановить свои уничтоженные под самое основание конституционные права, свободы и законные интересы. Даже новый УПК не способствует решению изложенных процессуальных проблем.

* * *

Уважаемый Виктор Павлович! Уважаемый Ренат Равелиевич!

В очередной раз обращаюсь в Генеральную прокуратуру Украины, как высший надзорный и следственный орган страны, и, учитывая выше изложенное, настоятельно прошу:

1. Для анализа и оценки преступной деятельности, с целью принятия взвешенного и единственно верного (т.е. позитивного) решения в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Украины прошу в обязательном порядке неотложно вернуться к изучению указанной выше «Выписки из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. Других многочисленных заявлений, обращений, писем и запросов в ГПУ, СБУ и МВД. С дополнениями и изменениями по состоянию на октябрь-ноябрь 2012 г.» от 06.11.2012 г., на 226 листах.

Внести изложенные в «Выписке», в других моих заявлениях, обращениях и письмах в сжатой форме сведения о преступлениях в Единый реестр досудебных расследований. Открыть криминальное производство (возбудить уголовное дело) и начать досудебное расследование. При этом необходимо соблюдать обязательное процессуальное условие – проведение качественного, единого, целостного и комплексного расследования всех зафиксированных правонарушений, вместе взятых.

2. В случае, если указанная «Выписка» до сих пор не попала непосредственно к Вам в руки, сообщите контактный электронный адрес, на который ее можно будет выслать еще раз. Что и будет сделано немедленно.

Это не противоречит положениям нового УПК в вопросе источников получения следователем и прокурором сведений о совершенных и готовящихся преступлениях. Кроме того, в Вашем распоряжении уже имеются десятки моих официальных заявлений, обращений и писем.

3. Если же Вы в очередной раз решите пригласить (вызвать) меня в органы прокуратуры исключительно для проведения ни к чему не обязывающей беседы, как это уже было, прошу этого не делать. Не тратьте впустую свое драгоценное время. Без открытия криминального производства, без проведения досудебного расследования, без розыска обозначенного в моих обращениях уголовного дела 2004 г. и без выдачи мне оригиналов либо копий всех судебных решений по данному делу любые встречи (о чем свидетельствует имеющаяся негативная практика) нецелесообразны, бесперспективны и бессмысленны. А постоянные отказы в разрешении изложенных процессуальных проблем – противозаконны!

4. Исходя из названия данного письма и его сути, оставляю за собой законное право отправить копии документа в высшие органы власти и управления, другие силовые ведомства, а также опубликовать текст письма в средствах массовой информации.

Сноски:

1. В унисон с изложенным звучат и неоднократные заявления 1-го заместителя Генпрокурора Кузьмина Р.Р., сделанные им в 2011-2012 гг. , в которых он утверждает, что вокруг дела Г.Гонгадзе подозрительно много трупов. Так, 24.01.2012 г., давая интервью «Независимому бюро новостей» Кузьмин заявил буквально следующее: «Помирали все своей смертью, но при странных обстоятельствах. Кто смертельно отравился, кто смертельно заболел, даже человек, который нашел труп Гонгадзе в Таращанском лесу – и тот умер».

2. Как уже отмечалось ранее, именно в начале 2000 г. Коробкову А.Г. удалось выявить устойчивый канал утечки информации из Администрации Президента Украины, из Верховной Рады Украины, из других государственных учреждений и ведомств, в т.ч. военных и оборонных. И спецслужб!

3. Что касается Коробкова А.Г., то в дальнейшем к процессу организации его травли и преследований активно подключились ГПУ, УГОУ, СВР, а с их подачи и представители целого ряда других государственных, коммунальных и коммерческих структур.

4. Причем, не исключено, что кое-кто из них является агентом-двойником, т.е. лицом, которое одновременно работает на две или более иностранных разведок.

5. Если быть точным, то «попахивает» специфическим душком из «Охранки» СБУ. «Жандармского департамента» - Департамента защиты национальной государственности и борьбы с терроризмом СБУ и его «5-го охранного отделения» в ГУ СБУ в г.Киеве и Киевской обл.

6. Более подробно об указанной ОПГ смотрите далее в части 28 раздела «XIV. О правах человека и других важных аспектах…».

7. Несколько «гиен-кукловодов» и разветвленная сеть их «шакалов-шестерок» вот уже два десятилетия крутят-вертят спецслужбами, правоохранительными органами да и высшим руководством страны как домашним /настольным/ театром марионеток! И выйти на часть из них можно, если проследить всю цепочку снизу вверх от конкретных оперативно-розыскных дел на Гонгадзе и Коробкова, которые велись в силовых структурах, до конкретных должностных лиц, которые инициировали их заведение. От них ниточка ведет прямо к «заказчикам» преступлений. По крайней мере, к некоторым из них.

С этой же целью крайне важно также установить и проверить всех без исключения первоисточников и реальных авторов т.н. первичной информации и явных фальшивок, которые в СБУ, ГПУ, МВД, СВР (ранее ГУР СБУ) и УГОУ ложились в основу справок и постановлений о проведении оперативных проверок и заведения на обоих потерпевших оперативно-розыскных, разведывательных, контрразведывательных и «охранных» (или как там их называют державные «бодигарды») дел.

С уважением

«07» февраля 2013 г.

А.Г.Коробков

Комментарии  

 
#3 1CONSTANTINE1 19.02.2013 14:49
* В результате многолетней безнаказанной противоправной деятельности «оборотней» из организованной преступной группировки, о которой идет речь в «Публичном письме опального контрразведчика », а также их сообщников из НБУ сотоварищи, были уничтожены абсолютно все права человека, которые закреплены в Конституции Украины и в соответствующих международных нормативно-правовых актах. А именно:
- Право на жизнь, здоровье, свободу, труд, жилье, полноценное социальное обеспечение и судебную защиту.
- Право на неприкосновенно сть личности, жилья, телефонных переговоров, переписки и т.д.
- Право на честь, достоинство, никем и ничем незапятнанную репутацию.
- Права на свободу слова, на достойное человека и обеспеченное существование.
- Право на информацию, в первую очередь документальную.
- Право на получение компенсации за нанесенный моральный и материальный ущерб.
- Право на верховенство Права и Закона!
- Право на равенство всех перед Законом!!
- Право на восстановление Справедливости и уничтоженных Прав и Свобод!!!
- Многие другие права (подробнее изложено в прилагающемся перечне законодательных актов, которые были нарушены) !!!!
- Право на обладание какими-либо Конституционным и Правами, Свободами и Законными Интересами человека и гражданина вообще!!!!!
* Мне жизнь не в радость. У меня забрали Все, что могло помочь родным.
Права, свободы, жизнь как в Рае, Все это -- «избранным» одним.
А судьи где? Где прокуроры? Где пресса? Где Гарант страны?
Державой правят бездари и воры. Законы – сказка. Где они? …
Цитировать
 
 
#2 skitalec 11.02.2013 21:58
Цитата:
Вначале была заблокирована возможность пользователям пересылать «Публичное письмо» прямо с портала «Глас народа – Украина».

с этого места поподробнее. что то никто ни о чем подобном не слышал и ничего не знает)
Цитировать
 
 
#1 1CONSTANTINE1 11.02.2013 19:32
Практически сразу же после опубликования указанного документа было зафиксировано несанкционирова нное вмешательство силовых ведомств в деятельность виртуальных СМИ. Вначале была заблокирована возможность пользователям пересылать «Публичное письмо» прямо с портала «Глас народа – Украина». Потом был изъят текст обращения со страниц портала «Новый Громадянин». Осталось одно название.
Подобное с моими обращениями регулярно происходило и ранее. А во второй половине 2012 г. произошло и более серьезное по последствиям событие. Так, практически сразу же после отправки для возможного опубликования одного из моих обращений в портал «Проти Всіх», на него было совершено хакерское нападение. Которое привело фактически к его уничтожению.
В связи с этим, имеются серьезные опасения, что в самое ближайшее время мои «доброжелатели» из спецслужб начнут оказывать официальное и оперативное давление на журналистов из печатных и телевизионных средств массовой информации, куда уже поступило мое последнее послание. Цель – ни в коем случае не допустить обнародования «Публичного обращения» в адрес Генпрокуратуры Украины.
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Последние комментарии

2008-2016 © защита прав - Портал потребителя "Глас Народа Украина". Все права защищены.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на http://glasnaroda.com.ua обязательна. При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка