Написать Администрации

 


 

Маркировка евросоюза CE на товарах - не путайте с китайской маркировкой!!!

 

ВНИИМАНИЕ!Внимание! Обновление!

Сайт защиты прав потребителей, открытая книга жалоб и черный список составляемый потребителями. Закон о защите прав потребителей, информацию и жалобы для Российской Федерации ищем и размещаем здесь Глас Народа Россия >>>> перейти на сайт

Внимание! Если нужен результат, совет - консультация юриста или адвоката - зарегистрируйтесь
и разместите новый материал в соответствующем разделе.
Не пишите свои отзывы и жалобы в комментариях к другим материалам.

 

Главная

«О СРЕДНЕВЕКОВОМ МРАКОБЕСИИ УКРАИНСКИХ СИЛОВІХ ВЕДОМСТВ»

Автор: 1CONSTANTINE1

Группе «работников ножа и топора,

романтикам с большой дороги» из

спецслужб п о с в я щ а е т с я.

“О СРЕДНЕВЕКОВОМ МРАКОБЕСИИ УКРАИНСКИХ

СИЛОВЫХ ВЕДОМСТВ”

Вместо пролога.

«Профессионал высочайшей квалификации, честный порядочный и взяток не берет…» Да, да. Именно такую характеристику давало высшее руководство Службы безопасности Украины автору этих строк еще на рубеже 2000-х годов. Но! Это не помешало высокопоставленным «оборотням» из спецслужбы втоптать в грязь его честное имя и предпринять все возможное, чтобы уничтожить его окончательно.

Чтобы о преступной деятельности криминально ориентированных проходимцев в погонах и без оных стало известно широкой общественности, ниже предлагается публикация, подготовленная по материалам письма Секретарю СНБО Украины Клюеву А. П. под названием “К ВОПРОСУ О ТОТАЛЬНОЙ И СИСТЕМНОЙ КОРРУПЦИИ: СБУ, что это – спецслужба, правоохранительный орган или организованное преступное формирование всеукраинского масштаба?” от 19 марта 2011 года.

Если у читателя хватит терпения дочитать публикацию до конца, то он узнает много чего интересного. В очень сжатой форме и одновременно достаточно емко и подробно автор описывает более чем двенадцатилетнюю историю уничтожения его конституционных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина. Раскрывает десятки, если не сотни, должностных и прочих уголовно наказуемых деяний, совершенных теми, кто как раз и должен стоять на страже Права и Закона, защищать своих сограждан от противоправных посягательств, укреплять общественную и государственную безопасность Украины. Автор приводит также весьма интересные и интригующие факты, касающиеся убийства журналиста Георгия Гонгадзе, которые так и не нашли своего законного места в уголовном деле. И которые Генеральная прокуратура Украины вместе с прокуратурой г.Киева, внезапно ослепнув, не желают видеть в упор и категорически отказываются расследовать.

История не любит сослагательного наклонения. Но, автор уверен: если бы спецслужбы и правоохранительные органы своевременно расследовали многочисленные факты преступной деятельности, очень подробно изложенные ниже (включая и расследование факта создания под эгидой иностранных разведывательных органов устойчивого канала утечки информации из высших эшелонов власти и управления, закрытых ведомств и режимных объектов, который еще в самом начале 2000 г. вскрыл автор), то в Украине произошло бы значительно меньше «заказных» убийств и очень уж подозрительных самоубийств.

В-общем, читайте сами, думайте сами и выводы тоже делайте сами. А если в рядах читающих окажется смелый и опытный адвокат или юрист-правозащитник, который на общественных началах (по крайней мере до момента возбуждения соответствующего уголовного дела) возьмётся помогать автору, будьте уверены – и он сам будет ему безмерно благодарен и история не забудет смельчака и альтруиста. Это – однозначно!

* * *

I. Коротко о главном. События последних лет 15-ти вынуждают меня воспользоваться своим конституционным правом и искать защиту в высших Инстанциях государства потому, что ниже изложенные факты противоправной деятельности затрагивают не только мои личные интересы, они непосредственно разрушают основы государства и общества, уничтожают под корень Закон и Право, институты государственной и общественной безопасности, компрометируют правоохранительную и судебную системы Украины в целом и, в первую очередь, дискредитируют саму Генеральную прокуратуру, Верховный Суд и Службу безопасности Украины. Бросают тень на все без исключения ветви законодательной и исполнительной власти.

По состоянию на сегодняшний день, к сожалению, реальной практической помощи я не получил ни из одного органа власти и управления, ни из одной спецслужбы и правоохранительного органа.

А что же делала в это время уважаемая спецслужба? Чем занимались ее штатные и внештатные «героические защитнички отечества»? Они скопом остервенело противодействовали восстановлению ими же попранных моих конституционных прав, свобод и законных интересов. Прав человека и гражданина. Гражданина Украины! Более того, всеми имеющимися силами и средствами Служба безопасности Украины напрямую и через другие структуры продолжала уничтожать микроскопические остатки этих самых еще сохранившихся прав. Самоотверженно отплясывая на них многолетнего гопака своими кованными башмаками. Такая агрессивная реакция объясняется очень просто – ее представители совершили против меня великое множество преступлений. А именно:

* Многолетнее, циничное, аморальное и незаконное распространение обо мне недостоверной информации, в т.ч. криминального характера, что унижает, позорит и под корень уничтожает мою честь, достоинство и профессиональную репутацию. Распространение дезинформации осуществляется как устно, так и письменно в виде «официальных» фальшивок, которые рассылаются в высшие институты власти и управления, в различные государственные ведомства и в правоохранительные органы.

* Наглое, циничное и многолетнее вмешательство в мою личную и семейную жизнь с активным использованием имеющихся у спецслужб широких оперативных возможностей.

* Незаконные и повторяемые понижения в должности, связанные с ними неоднократные выводы за штат и снижение зарплаты, что закончилось, в конце концов, противозаконным увольнением из Службы безопасности Украины.

* Антизаконные нарушения жилищного законодательства, в результате чего моя семья на долгие годы фактически была лишена права на улучшение жилищных условий и получения от государства новой квартиры. Преступные попытки вообще лишить нас жилья и выкинуть на улицу.

* Злостные и циничные нарушения финансового права и пенсионного законодательства: постоянная недоплата заработной платы в период службы, начисление незаслуженно низкой пенсии путем лишения всех положенных финансовых процентов и доплат к ней (в т.ч.: одноразового денежного вознаграждения, надбавки за особые условия службы, квалификацию, выполнение особо важных задач и беспрерывную службу в органах безопасности, единовременного денежного вознаграждения за поддержание высокой боеготовности, за работу с секретными изделиями, носителями и документами, премиальные проценты и т.д.), отказ в начислении к пенсии процентов за (якобы) потерю трудоспособности, отказ в пересмотре размера и в перерасчете пенсии с момента увольнения и выходного пособия (в период с 2004г. по 2012г. пенсии военнослужащим увеличивались несколько раз, а мои заявления просто игнорировались), неоднократные нарушения сроков начисления и выплат пенсионного содержания, а также незаконное (в виде мести за заявления) уменьшение размера пенсии в 2006 г.

* Злонамеренные нарушения трудового права: многолетнее удержание моего личного дела офицера в УРЛС СБУ, отказ в своевременном оформлении трудовой книжки, невыдача удостоверения офицера запаса СБУ и мобилизационного удостоверения, постоянное и злостное противодействие моему трудоустройству.

* Неоднократные и ничем необоснованные обвинения в совершении преступлений, к которым я не имел абсолютно никакого отношения. В 2007-2008-2009 гг. дошло даже до кошмарных и абсолютно необоснованных обвинений в причастности к убийству известного журналиста Георгия Гонгадзе! () Этот грязный поток тотальной циничной лжи и сфальсифицированных обвинений продолжает выливаться на мою многострадальную голову до настоящего времени, т.е. и в текущем 2012 г. Причем, выдвижение фальшивих обвинений обеспечивали как раз «оборотни» из СБУ, сами эти преступления непосредственно и совершавшие. Цели, ими преследовавшиеся, — выдавить меня из спецслужбы, упрятать за решетку, определить в психбольницу или ликвидировать физически.

* Многочисленные факты незаконного заведения на меня, моих близких и знакомых оперативно-розыскных и контрразведывательных дел, а также неоднократные попутки возбуждения уголовных дел.

* Неоднократное противозаконное проведение в отношении меня, моих родственников и знакомых всего комплекса оперативно-технических мероприятий (ОТМ).

* На основе сфабрикованных материалов многоразовое и незаконное получение якобы официальных санкций (псевдозаконных), необходимых для проведения многочисленных ОТМ. Это позволяет спецслужбам постоянно нарушать мои конституционные права, гарантирующие неприкосновенность жилища, тайну переписки, телефонных разговоров, телеграфной и иной корреспонденции.

* Неоднократная подделка исходных материалов и на их основе фальсификация выводов и решений аттестационных и других комиссий, которые проводили служебные расследования, начиная, как минимум, с 2000 г.

* Фальсификация моего квартирного дела, личного дела офицера СБУ и пенсионного дела офицера запаса.

* Неоднократное и незаконное введение в мой организм наркотических средств либо их аналогов.

* Неоднократные планирование, организация и осуществление всевозможных провокаций, а также покушений на мою жизнь, здоровье и свободу. Причем, отрабатывались различные варианты убийства, один из которых предусматривал и отравление.

* Преступные деяния против членов оперативно-следственной группы, расследовавшей в 2004 г. уголовное дело на высокопоставленных чиновников СБУ, по которому я был признан судом потерпевшим. Это – незаконное задержание, ограничение и лишение свободы, нанесение телесных повреждений, попытки убийства и целый ряд других должностных и уголовных преступлений.

* Хищение высшими должностными лицами Национального банка Украины и их соучастниками денежных средств, которые находились на сохранении в НБУ и были предназначены для возмещения морального и материального ущерба гражданам, по решениям судов (национальных и международных) признанными потерпевшими по уголовным и другим делам.

* Незаконное блокирование банковских счетов моих близких и членов оперативно-следственной группы, которые расследовали указанное в данном заявлении уголовное дела 2004 г. и пытались установить, куда пропали в НБУ упоминающиеся выше компенсационные средства.

* Системное и абсолютно безнаказанное невыполнение должностными лицами СБУ и НБУ решений судебных органов всех уровней, в первую очередь постановлений Верховного Суда Украины, а также решений Европейского суда по правам человека. Лишение меня конституционного права на защиту своих основополагающих прав и законных интересов в суде.

* Уничтожение процессуальных, в т.ч. судебных, и оперативных документов, оперативно-розыскных, контрразведывательных и уголовных дел, а также других документальных доказательств преступной деятельности.

* Регулярные подделки служебной документации, неоднократные должностные подлоги, многолетнее создание иных криминально-благоприятных условий для обеспечения и непосредственного совершения выше указанных и других преступных деяний.

* Абсолютно необоснованное и действительно незаконное использование материально-финансовых ресурсов, агентурно-оперативных возможностей и оперативно-технических средств СБУ и других силовых структур с целью обеспечения моей многолетней криминально окрашенной травли и преступных преследований.

* Незаконное воспрепятствование выезду за границу. Осуществлялось путем замаскированных отказов в выдаче заграничных паспортов, необоснованного затягивания процесса оформления выездных документов, фактического отказа в получении денежных средств в НБУ, находящиеся там на сбережении и необходимых для финансового обеспечения поездок. Что, в конце концов, привело к преждевременной и мученической смерти моей матери.

* Многолетние, масштабные, циничные, совершаемые на системной основе и абсолютно безнаказанные нарушения многих иных конституционных прав, свобод и законных интересов. Моих лично и моих близких в отдельности.

* Постоянные, многолетние и издевательски необоснованные отказы в восстановлении моих уничтоженных основополагающих прав человека и гражданина. Абсолютно незаконные и систематические отказы правоохранительных органов (СБУ, ГПУ, МВД) в возбуждении уголовного дела по фактам многочисленных преступлений, подробно изложенных в данном заявлении.

* Создание с целью осуществления выше очерченных преступных деяний организованной преступной группы, которая может быть также причастна и к некоторым так называемым резонансным уголовным преступлениям.

В состав данной ОПГ входят бывшие и действующие высокопоставленные должностные и другие ответственные лица ГПУ, СБУ, МВД, некоторых других силовых ведомств и иных государственных учреждений, включая НБУ, а также их соучастники.

Если попытаться выразить выше очерченное одной лишь фразой, то все изложенное выше (и ниже) есть не что иное, как не поддающееся точной оценке по масштабам и неизмеримое по глубине мракобесие всей правоохранительной системы в целом! Глобальное мракобесие в действии! Что проявляется в вакханалии тотального бесправия, всеобъемлющего беззакония и невообозримого беспредела в деятельности спецслужб, правоохранительных органов и других силовых структур!

Всего же мною инкриминируется представителям СБУ, НБУ и их соучастникам ни много ни мало, а почти сотня криминальных эпизодов. Это фактически 50 видов повторяемых незаконных деяний, предусмотренных конкретными статьями Уголовного кодекса Украины.

Все должностные правонарушения и иные противоправные деяния, в т.ч. явно криминального характера, имеют многолетний, масштабный, системный, злостный и издевательский характер, осуществлялись они вполне осознанно и абсолютно безнаказанно, с особой жестокостью и чрезвычайным цинизмом, что привело к наступлению особо тяжких последствий и нанесению ущерба в особо крупных размерах.

Все, что за прошедшие годы вытворяли со мной и моими близкими представители спецслужб и их соучастники из других государственных ведомств и учреждений иначе как национальной разновидностью насильственного инцеста в самой извращенной форме и не назовешь!

Все указанные дисциплинарные, административные и чисто уголовные правонарушения являются звеньями одной очень длинной криминальной цепи, спаянной единым преступным умыслом и простирающейся сквозь время, через «долы и веси» специальных служб и наицентральнейшего банка Украины. Все они должны расследоваться в комплексе, в рамках одного уголовного дела и одним компетентным органом – Генеральной прокуратурой Украины!

Вынужден сделать один из не очень утешительных для меня выводов. Вот уже много лет в условиях показательной вседозволенности и поразительной безнаказанности тотальную войну со мной, как «первоочередным объектом отстрела», ведет очень мощная и разветвленная организованная преступная группировка. В состав данной уникальной ОПГ, которая фактически с 2000 г. и по настоящее время в прямом и переносном смысле охотиться на меня и мое окружение, входят всем известные и остающиеся в тени, строевые и отставные, высокопоставленные и не очень, многозвездные орденоносцы и рядовые «шестерки» не только из СБУ. Свое «почетное» место там нашли отдельные деятели из ГПУ, МВД, ряда других силовых органов и иных государственных ведомств, а также «оскароносные казначеи и мелкие бухгалтеры» из НБУ сотоварищи, «руки которых никогда ничего чужого не брали».

Учитывая это, настоятельно прошу Вас рассмотреть ниже изложенные факты преступной деятельности представителей Службы безопасности Украины и других государственных структур, предпринять меры по ее прекращению, а также содействовать восстановлению конституционных прав, свобод и законных интересов всех потерпевших путем возбуждения уголовного дела и привлечения всех виновных в их совершении к заслуженному уголовному наказанию.

Если этого не сделать, то, запущенный проходимцами много лет назад маховик моей травли так никогда и не остановится, а вакханалия преследований будет продолжаться до бесконечности.

III. О других важных мотивах и причинах моего преследования и о судьбоносном событии. Или кто же на самом деле прослушивает Президента Украины?

«Так в жизни есть мгновения, Их трудно передать (Ф.Тютчев). Но я, все же, постараюсь это сделать в такой доступной форме, чтобы изложенное было понятно не только профессиональным контрразведчикам и юристам, но и людям далеким от оперативно-розыскной деятельности и юриспруденции.

Кроме целого комплекса причин моей многолетней травли в СБУ, описанных выше, существовали и другие, не мене, а может быть и более значительные.

В частности, в 2000 году произошло событие, которое имело для меня самое, что ни на есть, судьбоносное значение и наиболее трагические последствия.

Еще на рубеже 1999-2000 гг. в ходе проведения текущих оперативно-розыскных мероприятий мною лично была получена «сырая» (первичная) контрразведывательная информация, анализ которой позволял предположить возможную причастность некой иностранной структуры к спецслужбам. После получения дополнительны данных, содержащих признаки проведения ею разведывательной деятельности на территории Украины, т.е. подтверждавших мои подозрения, в конце зимы — начале весны была инициирована официальная проверка.

В результате проделанной лично мною работы был выявлен устойчивый канал утечки информации общегосударственного значения из высшего эшелона государственной власти и управления. Это, в первую очередь, касалось аппарата Президента Украины и украинского парламента, а также других державных институций, учреждений и ведомств, в т.ч. военных и оборонных. Включая и специальные органы Украины.

Были установлены конкретные формы и методы добывания под прикрытием одной из иностранных коммерческих структур информации об Украине стратегического характера, а также технические средства, с помощью которых осуществлялись эти незаконные действия.

Материалы первичной проверки подтверждали ранее полученные сведения и свидетельствовали о том, что некая зарубежная спецслужба под прикрытием коммерческой деятельности вот уже несколько лет подряд проводит на территории Украины грандиозную разведывательную операцию. Фактически это – симбиоз радиотехнической и радиоэлектронной разведки с агентурно-оперативным обеспечением в стране пребывания, т.е. в Украине. С использованием новейших достижений науки и техники в военной/специальной сфере, удачно «имплантированных в продукцию народного хозяйства». Анализ получаемых сведений, сопоставление их с ранее добытой оперативной информацией позволял сделать следующий вывод – мне удалось вскрыть одно из важнейших в Европе звеньев /трансатлантической/ разведывательной операции, имеющей кодовое название «Эшелон». Корни этой глобальной шпионской спецоперации уходят далеко за океан – в Северную Америку, а цель – обеспечение тотального разведывательного контроля за всеми видами современных коммуникаций на всей территории земного шара.

Генеральная прокуратура вот уже второе десятилетие «мусолит» пленки Мельниченко и все безрезультатно. А стоило бы ей провести полноценное расследование изложенного выше факта шпионажа и многие процессуальные вопросы были бы разрешены сами собой!

В соответствии с действующим законодательством по данному факту должно было быть заведено оперативно-розыскное (объектовое) дело, а затем и уголовное. Параллельно должен был быть проведен целый комплекс официальных и оперативных мероприятий, направленных на блокирование утечки информации, на пресечение разведывательной деятельности, а также на локализацию и ликвидацию всех ее негативных последствий. Но, увы, я в очередной раз перешел дорогу высокопоставленным проходимцам.

Мне было приказано проверку прекратить, а материалы проверки уничтожить! Первым, кто принес мне в клювике «счастливый» приказ совершить должностное преступление, был Ч________ Игорь Алексеевич. Бывший мой подчиненный — оперработник, которого я продвинул в свои помощники. И который без всяких сомнений и мук совести, с поразительной легкостью и даже радостью занял мое место, став моим же начальником…

В рамках Департамента контрразведки СБУ данный приказ исходил от генерала С.А.М_________, а в рамках УКРП ДКР – от полковника А.М.C______. Передавался же он через полковника В.А.Ч_______ и подполковника Н.В.К________. Сам же М_________, вероятно, получал соответствующие указания свыше или извне.

Необходимо подчеркнуть, что приказ отдавался исключительно в устной форме. Зафиксировать его на бумаге указанные лица так и не рискнули, испугались возможных негативных последствий в будущем, особенно после моего отказа. А это уже является доказательством их противоправных действий. После отказа меня вызвал к себе тогдашний начальник 4 отдела УКРП ДКР СБУ полковник В.А.Ч_____ и задал конкретный вопрос: «Почему ты отказываешься закрывать проверку?» На что он получил такой же конкретный ответ: «Я не могу этого сделать по одной простой причине — так как на каждой странице доказываю, что здесь мы имеем дело с явно выраженным шпионажем! А чтобы доказать это документально, необходимо завести оперативно-розыскное дело и провести весь комплекс необходимых контрразведывательных мероприятий».

Вообщем, я категорически отказался выполнить не просто нелогичный, а явно незаконный, заведомо преступный приказ. За что и поплатился. В очередной раз и основательно. «Избрал немилость там, где повиновение не могло принести ему чести». Именно так на бумаге В.Пикуль отобразил аналогичную ситуацию, произошедшую с одним из его персонажей. Но! «Лучше быть расстрелянным за верность, чем повешенным за предательство!» Это, конечно же, не мои слова, но мое жизненное кредо.

Проходимцы встали перед выбором. С одной стороны, они боялись не выполнить незаконный приказ еще более высокопоставленных негодяев, потому что это было чревато потерей должностей и работы. С другой стороны, необходимо было найти наиболее безопасный для них выход из положения. И они его нашли. Материалы у меня забрали и передали абсолютно безнравственной особе, беспринципному сотруднику, типичному хамелеону, патологическому лжецу и трусоватой по натуре личности, оперработнику с очень низким профессиональным уровнем В.В__________.

Работа по факту выявленного шпионажа была заблокирована окончательно. Чтобы обезопасить себя от возможных негативных последствий в будущем, проходимцы использовали формулировку о том, что в настоящее время якобы невозможно проведение оперативно-розыскных мероприятий?! Ни много, ни мало. И данная формулировка была зафиксирована на бумаге рукой все того же профессионального карьериста Н.К________. Остальные не рискнули оставлять свои «следы» на документе.

С тех пор для меня началась и до сих пор продолжается бесконечная полоса грязной лжи и регулярно обновляющихся оговоров, немотивированных обвинений, многолетней травли и масштабных преследований. С использованием всех имеющихся в СБУ материально-технических и финансовых ресурсов, с применением всего комплекса агентурно-оперативных и оперативно-технических средств, с задействованием возможностей других государственных ведомств и негосударственных структур.

Позже в моем присутствии и В.В__________ (в ответ на свой вопрос, что ему делать дальше с полученными документами) тоже получил устное указание от Н.К________ уничтожить материалы. Но, по причине своей очень низкой дисциплинированности и профессиональной неисполнительности, поразительной безалаберности и не без помощи третьих лиц забыл это сделать.

Хотя шпионить за мной и исправно докладывать проходимцам интересующую их информацию обо мне (в т.ч. и в очень искаженном виде), он не забывал. И делал это исправно. Проходимцы завербовали его на компромате и использовали в качестве тайного соглядатая за мной, а также лица, которое, «не кривя душой», со спокойной совестью напишет обо мне все, что ему прикажут…

В чем же причина преступных действий должностных лиц СБУ? Все очень просто:

1. К проведению выше описанной крупномасштабной разведывательной акции одной из иностранных спецслужб были причастны некоторые известные политические деятели, государственные чиновники высшего ранга и отдельные высокопоставленные должностные лица СБУ.

Одни – по причине своей неизлечимой глупости, другие – из-за патологической жадности, а третьи – явно действовали по заданию иностранной разведки.

Примечательно то, что после неоднократных докладов наработанных материалов проверки руководству Департамента контрразведки и шефам Службы безопасности Украины, в которых содержалось обоснование необходимости заведения ОРД (объектового) и соответствующая просьба санкционировать это законное и логическое продолжение проверки, мною были зафиксированы признаки первой утечки информации из «конторы». Потом были еще. Это подтвердило мой прогноз дальнейшего развития ситуации и ожидаемых последствий: во-первых, мне в очередной раз не дадут нормально работать; во-вторых, начнутся серьезные неприятности в виде травли и преследований! Как всегда как в воду глядел — поставленный ранее «диагноз» подтверждался полностью и окончательно…

К сожалению, не всю добытую мной оперативно значимую информацию удалось задокументировать. Мне не позволили завершить работу и забрали все имевшиеся на руках наработанные /письменные и другие документальные/ материалы.

2. Моему руководству было прекрасно известно, что я никогда не фабриковал дела самостоятельно, не вел дутых и сфабрикованных другими сотрудниками СБУ оперативно-розыскных дел (ОРД). Наоборот, такие дела, если они попадали мне на рассмотрение, я закрывал. И уж тем более никогда не работал «на заказ». В то же время, за свою богатую оперативную практику я не закрыл ни одного из заведенных мной дел с формулировкой «по не подтверждению», т.е. в связи с отсутствием состава преступления и т.п. Все дела доводились мною до логического завершения.

Кроме того, мне всегда удавалось вытаскивать из, казалось бы, глухого тупика дела, заведенные в других подразделениях СБУ, а также практически загубленные, абсолютно безнадежные и процессуально неперспективные ОРД. Причем, действовал я всегда в рамках действующего законодательства.

Данный факт представлял серьезную угрозу для безопасности участников указанной разведоперации, в т.ч. и в плане неминуемого привлечения их к уголовной ответственности.

3. Появилась бы возможность внести ясность во многие нашумевшие политические проблемы и, возможно, даже в некоторые нераскрытые резонансные преступления. А это была уже очень серьезная угроза проходимцам, которые в связи с этим не могли допустить реализации мною своих служебных обязанностей.

История не приемлет сослагательного наклонения. Но, я уверен, если бы мне удалось довести начатое до логического завершения, скорее всего, не было бы последующих громких убийств, сомнительных самоубийств и грязных политических скандалов! По крайней мере, в таком количестве.

К моему великому сожалению, с учетом принципов конспирации и требований секретного делопроизводства, я не могу в своем заявлении дать более точные данные и озвучить название указанной структуры. Кроме того, не хочу предоставить проходимцам из СБУ дополнительную возможность обвинить меня в разглашении (якобы) государственной или служебной тайны.

Эта шпионско-криминальная история означала только одно – проходимцы в генеральских погонах окончательно поставили крест не только на моей дальнейшей служебной карьере, но и на самой моей жизни. Все их последующие действия свидетельствовали о том, что они однозначно решили меня убить.

Здесь необходимо констатировать следующее. По моим данным, указанная разведывательная операция продолжается по настоящее время. Деятельность иностранной спецслужбы не пресечена, а последствия не локализованы. Их можно часто фиксировать в процессе то и дело разгорающихся политических интриг, склок и скандалов.()

Надо отметить, что это был не единственный случай, когда мне запрещали работать по конкретным контрразведывательным проблемам, а материалы передавали другим сотрудникам или в параллельные подразделения, после чего они успешно «умирали» в текущих делах контрразведывательной защиты…

Перечисленное выше – это лишь капля в море. Но, и этой капли достаточно, чтобы понять: налицо характерные признаки наличия в высших руководящих звеньях СБУ предателя/предателей. И в широком и в узком, т.е. в самом буквальном понимании этого слова и явления. Вопрос к Управлению внутренней безопасности СБУ: Невже «Сигуранці» замало Оцих кримінальних ознак?

* Моя же незаконная оперативная разработка с применением всех имеющихся в СБУ сил и средств не была закончена и после моего увольнения. А в связи с тем, что «шпионская» версия не находила, да и не могла просто-напросто найти своего подтверждения, проходимцы из СБУ вновь начали очень активно распространять ложные слухи и аналогичные фальшивые документы о моей мифической причастности к антиконституционной деятельности и к чисто уголовным преступлениям. Как уже отмечалось ранее, недоумки в погонах опустились даже до моей мнимой причастности к убийству журналиста Г.Гонгадзе. «Крышу» у службистов снесло окончательно! Благодаря их усилиям «антиконституционные» и «криминальные» версии стали «гулять» из подразделения в подразделение, из одной спецслужбы в другую, из одного правоохранительного органа в другой. И так по кругу! Годами!

Все это позволило проходимцам продолжить противозаконно инициированную в моем отношении оперативную проверку и разработку всеми имеющимися силами и средствами (так же, как это происходило с завидной регулярностью в течение нескольких лет и до 2003 г.). Это же позволило им также незаконно, т.е. на основании фальшивых документальных заключений и выводов, получать псевдозаконные санкции на проведение всего комплекса оперативно-технических мероприятий. Как в рамках оперативно-розыскных, так и в рамках контрразведывательных дел (ОРД и КРД). Аналогичную деятельность они инициировали (инспирировали) и через «третьи» структуры. Например, МВД, ГПУ, УГОУ и СВР, которые, приняв контрразведывательную эстафету, организовывали мою незаконную разработку уже в рамках своих ОРД, уголовных, разведывательных, «охранных» (УГОУ) и, Бог весть знает, еще каких дел.

Причем указанная выше противоправная деятельность, замаскированная под законную, «успешно» продолжается и в настоящее время. При помощи фальшивок она организуется в разных структурных подразделениях СБУ в центре и на местах то против меня лично, то против моего окружения. В последнем случае я прохожу как близкая связь и соучастник якобы преступной деятельности своих родственников, реальных, случайных и выдуманных знакомых…

Постоянное и длительное проведение агентурно-оперативных мероприятий в рамках незаконно заводившихся дел позволяло проходимцам вполне официально собирать обо мне максимум информации, необходимой для подготовки и осуществления «идеальных», по их мнению, преступлений. Против меня же!…

С учетом того, что оперативно-технические мероприятия по одному объекту невозможно проводить бесконечно, использовался и такой метод: в постановлениях для получения разрешения на проведение ОТМ указывались установочные данные реально существующих преступников, а телефоны и адреса давались мои и моих близких…

По сведениям, требующим дополнительной проверки, после увольнения с военной службы я необоснованно проходил фигурантом по ряду сфабрикованных уголовных дел, которые вело Следственное управление СБУ. По крайней мере, по одному из них это уж точно. Вполне возможно, что до середины лета 2008 г. оно находилось в производстве у старшего следователя СУ СБУ Ф________ Сергея Николаевича. И это при том, что проходимцам из СБУ удалось таки «пропихнуть» меня и в «действующие» уголовные дела. А именно: УД на «оборотней» из СБУ, УД об убийстве журналиста Г.Гонгадзе, УД на Николая Мельниченко и другие.

По моим данным, на основании сфальсифицированных материалов через коррумпированные связи в органах правопорядка «доброжелатели» из СБУ и НБУ неоднократно (в период с конца 2004 г. и по настоящее время) инициировали заведение и в МВД оперативно-розыскных и иных дел на меня и на участников оперативно-следственной группы, которая расследовала указанное ниже уголовное дело. С подбрасыванием им наркотиков и других псевдодоказательств, с обвинением в несовершавшихся ими преступлений, с блокированием принадлежащих им банковских счетов (на которых были всего-навсего небольшие накопления) и уничтожением недвижимости. С увольнением со службы, с преследованиями и покушениями, объявлением в розыск, с блокированием госграницы и последовавшим обморожением ног. С похищениями, незаконным лишением свободы, пытками и нанесением тяжких телесных повреждений и т.д. и т.п. И, конечно же, ознаменовывались все эти действа заведением на них уголовных дел, по которым проводили и меня. Как близкую связь и соучастника???…

Выйдя из ступора после осуждения своих продажных коллег, часть их соучастников, которые по тем или иным причинам, в т.ч. и из-за недоработок самой оперативно-следственной группы не попали в поле зрения следствия и суда, начали мстить. «Для низких натур ничего нет приятнее, чем мстить за свое ничтожество» (В.Белинский). Они предприняли целую серию силовых противоправных акций явно криминального характера, замаскированных под оперативно-розыскные мероприятия и процессуальные действия. Их преступные действия были сосредоточены на компрометации меня, моих близких, членов оперативно-следственной группы и незаконном привлечении нас к уголовной ответственности по сфабрикованным обвинениям либо прямое физическое устранение.

Параллельно с этим еще одними инициаторами преследований членов ОСГ, да и меня тоже, стали руководящие лица и другие высокопоставленные чиновники Национального банка Украины. Свои преступные намерения проворовавшиеся банкиры из НБУ провели в жизнь через продажное лобби в СБУ и МВД, возможно и УГОУ, а причиной стало их разоблачение представителями ОСГ в преступной деятельности, в т.ч. и вскрытые факты присвоения чужих денежных средств с использованием служебного положения.

Заинтересованные лица из СБУ и их «кураторы» извне еще в 2004 г. сделали все от них зависящее, чтобы интерес следствия не вышел за рамки расследования всего нескольких криминальных эпизодов. А члены ОСГ не разглядели подводных камней, что и явилось для них роковой ошибкой и базой для последующих преследований (и моих тоже). В поле зрения следствия не попали лица, которые на несколько последующих лет стали их персональными «черными ангелами-хранителями», с завидным рвением и упорством проводившие акции по их моральному, психологическому, служебному и физическому уничтожению.

Маразм крепчал и выводы их скоры: «Раз он не с нами, значит против нас!»

Пора закончить всяческие споры, Отдав приказ своим собакам: «Фас»!

…Интересная получается закваска: Разнокалиберные преступники, в т.ч. реальные предатели и изменники Родине, разъезжают по миру, как будто ничего и не произошло! При этом, они открыто хвастаются, что получили за свое предательство вознаграждение в несколько миллионов долларов, и продолжают творить свои грязные дела, а Служба безопасности Украины в то же самое время вполне официально обеспечивает им персональную защиту и физическую охрану. А вот те, кто их разоблачал, честно и квалифицированно выполняя свой долг перед народом и государством, благодаря усилиям кучки проходимцев – представителей этого самого государства превратились в этаких современных «невыездных» и «врагов народа» по-украински, в «объектов отстрела» для придурков в погонах. Парадокс? Абсурд? Нет, картина Репина — «Приплыли»!…

Меня несколько лет подряд били и грабили еще до увольнения из СБУ. Меня целенаправленно били и основательно ограбили, чтобы обеспечить увольнение. Да и результатом увольнения явилось не что иное, как самое банальное ограбление. Потом меня снова били и грабили уже после увольнения. И когда «ОНИ» уже подавятся или хотя бы насытятся!?…

7. Среди государственных силовых структур, которые «засветились» прямым и опосредованным участием в моей многолетней и масштабной травле с использованием своего материально-финансового потенциала, а также всеми имеющимися агентурно-оперативными и оперативно-техническими средствами и другими возможностями, необходимо выделить следующие:

- Служба безопасности Украины;

- Министерство внутренних дел Украины;

- Управление государственной охраны Украины;

- Служба внешней разведки Украины;

- Генеральная прокуратура Украины.

…С подачи нескольких «оборотней» и недоумков из силовых структур ГПУ вместе с СБУ, МВД и УГОУ (возможно и СВР), на основании заранее подготовленных заинтересованными в моем незаконном аресте и заключении лицами фальшивкам пыталось «привязать» меня к нескольким т.н. резонансным уголовным делам. А именно:

- в 2004 г. привязали-таки к одному из уголовных дел в качестве подозреваемого, по которому впоследствии к различным срокам заключения были осуждены несколько высокопоставленных должностных лиц СБУ (члены ОПГ генерала М__________&К). Однако суд признал меня потерпевшим (!);

- к уголовному делу об убийстве журналиста Георгия Гонгадзе;

- к уголовному делу на предателя Николая Мельниченко;

- к уголовному делу об утечке закрытой информации из СБУ и ГПУ;

- к уголовному делу о хищении совершенно секретной документации в СБУ;

- к уголовному делу о даче взяток должностным лицам МВД;

- к уголовному делу на силовиков, которое ведется одесской прокуратурой;

- к некоторым другим уголовным делам.

Все это позволяло «оборотням-силовикам», прячась за спиной Генпрокуратуры, противоправно осуществлять за мной тотальный контроль, незаконно проводить по мне весь комплекс агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий, использовать получаемую информацию для продолжения моей крупномасштабной травли и многолетних преследований.

8. Цели и намерения проходимцев были многовекторными:

- не допустить моего возвращения на службу;

- не позволить мне и другим потерпевшим восстановить свои конституционные права, свободы и законные интересы, которые были цинично и безнаказанно растоптаны должностными лицами СБУ и других госструктур;

- замаскировать бездарность и некомпетентность одних, а также скрыть преступления других участников описываемых событий;

- избежать дисциплинарной, административной и уголовной ответственности за свои правонарушения;

- нескрываемая и наглая месть всем, кто посмел вывести на чистую воду нескольких преступников из силовых структур, создав тем самым реальную опасность для их покровителей из числа власть предержащих.

Из всего сказанного следует единственно правильный вывод: своей результативной работой (оставим за кулисами ложную скромность, не та ситуация) я перешел дорогу слишком многим высокопоставленным проходимцам! И самый безопасный для них вид моего существования – отсутствие такового вообще. Как говорят американские гангстеры: «Хороший полицейский – это мертвый полицейский!»

Убить меня проходимцам так и не удалось. Поэтому, они до сих пор спят и бредят несбыточными мечтами, как бы лишить мою семью средств существования, жилья, прописки (регистрации), сделать нас бездомными нищими, фактически лишив, таким образом, элементарных юридических прав, а затем уже уничтожить и физически. По идиотской случайности избежав уголовного преследования и отойдя от постсудебного шока, все эти «выдающиеся личности, особы и особи» с удвоенной силой начали и до сегодняшнего дня продолжают своими кованными башмаками отплясывать гопака на моих бренных «останках».

Это сегодня повсеместно распространенная метода незаконной деятельности проходимцев от власти.

А что остается делать мне? «Рвусь из сил и из всех сухожилий, Но сегодня – опять, как вчера, — Обложили меня. Обложили! Гонят весело на номера!» (В.Высоцкий).

* * *

* Меня непрестанно мучает вопрос: кто сегодня манипулирует руководством СБУ и ее другими высшими должностными лицами, не говоря уже о начальниках более мелкого ранга и о ее рядовых сотрудниках? Кто же действительно в настоящее время имеет реальное влияние на Службу безопасности и фактически руководит ее структурными подразделениями? А также другими правоохранительными органами и силовыми ведомствами? Облеченные властью государственные мужи или «державные» мафиози вкупе с транснациональными аферистами и мошенниками? И кто тот загадочный «Оператор» (условное и, возможно, обобщенное название не одного, а нескольких «регуляторных элементов»), годами умело и вовремя переводящий (-щие) стрелки на третьих, ни в чем не виновных лиц? Действительно, кто???

Главные проходимцы отбывают заслуженное наказание. Мой продажный шеф отдыхает от шпионской и контрразведывательной суеты спецслужбы в местах не столь отдаленных, радуется небу «в клеточку», наслаждается лагерным сервисом, другими разнообразными услугами и камерными утехами, предоставляемыми отечественной пенитенциарной системой. Наверное, это о нем или ему подобных думал Василий Симоненко, когда писал следующие строки: «Його за те Всевишній покарав, Що він коси у смерті не украв».

Двойник же моего «горячо любимого босса» тоже находится далеко не в лучших тепличных условиях. Зато в наличии имеются несколько в свое время ими створенных, выпестованных и расставленных на ключевых постах в других подразделениях спецслужбы, в т.ч. в ГУ «К» (а может в первую очередь именно в управлении «К») и в Киевском управлении СБУ себе подобных «клонов». В наличии же имеем то, что имеем: «Все – обман, все дышит ложью, В каждом зеркале двойник…» (В.Я.Брюсов).

Интересно, известны ли в СБУ истинные имена ну очень влиятельной «крыши» разоблаченных «оборотней» или нет? А, если да, то почему она их умалчивает? Боится, не хочет выносить мусор из державной резиденции или опять же «лоббирует» интересы все тех же известных персонажей украинской «неоконченной пьесы для мафиози»?

Кто все эти «герои не нашего романа»? Устанавливать этих лиц и доказывать их вину – это уже первостепенная задача и профессиональная обязанность Управления внутренней безопасности и первых лиц специальной службы, которым УВБ подчиняется непосредственно. И Генеральной прокуратуры Украины. А не моя! Но, мне приходится делать именно это самое, чтобы восстановить свои до самого основания уничтоженные «оборотнями» конституционные права, свободы и законные интересы! Чтобы восстановить свое честное имя и добиться справедливости!

* * *

А где же всевидящее надзорное око Генеральной прокуратуры Украины?

Где торжество Справедливости, где верховенства Права и Закона?

Где неотвратимость наказания за совершенные преступления?

Сплошные вопросы и все без ответа…

V. О покушениях и незаконном нарковоздействии.

«Идет охота на волков. Идет охота! На серых хищников – матерых и щенков. Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. Кровь на снегу и пятна красные флажков» (В.Высоцкий).

В ходе моей многолетней травли и преследований проходимцы в мундирах от спецслужб и правоохранительных органов неоднократно планировали, организовывали и осуществляли различные провокации, а также покушения на мою жизнь, здоровье и свободу. Причем, отрабатывались различные варианты убийства, один из которых предусматривал и отравление. Об остальных формах отправить меня на тот свет можно только догадываться, базируя свои выводы на внешних проявлениях их противозаконной деятельности.

I. Первое неудавшееся покушение на меня было организовано еще осенью 1995 г. Перед этим чуть не убили одного из моих оперативных источников. На него было совершено покушение бандой отморозков. Причиной стала банальная утечка секретной информации из СБУ. Утечку организовали должностные лица спецслужбы, обеспечивавшие «крышу» криминальным группированиям, занимавшихся контрабандой за рубеж редкоземельных и цветных металлов. Причем, в их состав входили народные депутаты ВР, высокопоставленные чиновники КМ, политики и просто уголовники. По моему мнению, самое непосредственное отношение к утечке имело высшее руководство Управления «К» или Управления по защите экономики государства СБУ.

Источника спас имевшийся оперативный опыт. В ходе организованного бандитами импровизированного «допроса с пристрастием», усиленного явными угрозами убить на месте с использованием холодного оружия («зарезать, разделать как свинью»), ему удалось убедить нападавших в своей непричастности к информированию спецслужбы об указанных преступлениях.

На меня же через некоторое время попытались напасть поздним вечером с ножом в лифте дома, где проживает моя семья. Нападавший ожидал моего прихода в близлежащих кустах и проник в подъезд после того, как я открыл кодовый замок на двери. Помешали две огромные собаки, которых в тот момент выводили на прогулку, спуская их вниз по лестнице.

Одну из квартир, расположенную на самых верхних этажах подъезда, в тот период сдавали внаем отъехавшие на длительное время жильцы. Воспользовавшись представившейся возможностью, временные хозяева разводили в квартире на продажу ротвейлеров. Покушавшийся быстро ретировался. Его испугал громкий собачий лай и потенциальная возможность быть пойманным двумя огромными псами.

Покушение повторилось уже в феврале 1996 г. в один из поздних вечеров на улице. На меня напали сзади и ударили по голове тяжелым предметом (в 1994 г. именно таким же способом нанесли смертельную травму одному полковнику СБУ, сотруднику отдела «К» УСБУ в г.Киеве и Киевской обл.). Я потерял сознание. В момент удара головой о тротуар я на секунду очнулся и услышал фразу: «Ну что, добьем?». В ответ прозвучало: «Не надо. Он уже готов. Уносим ноги». После этого я на продолжительное время потерял сознание.

О том, что это действительно была попытка убийства, а не банальное ограбление, свидетельствует следующее: все личные вещи и ценности остались на месте. Похищен был только газовый револьвер.

От смерти меня спасла случайность или неосознанное предчувствие. Обычно я не ношу головных уборов. В любую погоду. И об этом прекрасно было известно моим соглядатаям. Но, в этот раз мне, почему-то, уж очень не понравилась вдруг начавшаяся поземка с сильным ветром и мокрым липким снегом. И неожиданно для самого себя я решил надеть неприметную черную спортивную шапочку, когда выходил за сигаретами. Хотя из-за нее я и не услышал приближавшихся ко мне нападающих, так как она была одета на самые уши, но именно этот достаточно толстый мягкий вязанный головной убор и спас меня, смягчив удар.

Третье покушение состоялось осенью 1999 г. Поздним вечером на улице Б.Хмельницкого, недалеко от дома, где располагалась штаб-квартира киевского объединения украинских казаков, без видимых на то причин на меня напала группа молодых людей. К счастью, тогда все обошлось без тяжких последствий. Но. Эту историю мой персональный «черный ангел» из контрразведки Строй А.М. использовал как дополнительный «веский аргумент» для моей последующей компрометации.

А поводом для нападения было следующее. В 1998-1999 гг. я несколько раз бывал в «казацком собрании», но не для написания письма турецкому султану, а для встреч со своим знакомым. Во время посещений не обошлось и без живого обсуждения гибели Вячеслава Черновола. Казаков очень интересовал вопрос: действительно ли имел место несчастный случай в виде дорожно-транспортного происшествия или все было подстроено специально. Тогда я им высказал свое личное мнение, полностью опровергавшее официальную версию о ДТП.

Уверен, что моя приватная версия происшествия (о которой заговорили много позднее) не долго оставалась секретом для «охранки» или «политического сыска» СБУ (т.е. УЗКСУ) – правопреемнице все того же грустно известного 5 Управления КГБ. А уже оттуда она быстро и без помех «перекочевала» в распоряжение реальных «режиссеров» и «постановщиков» указанного ДТП.

Думаю, что именно агентура «охранки» из числа «казачков-разбойничков» обеспечила нападение на меня и даже сама принимала в этом участие.

В 2002-2003 гг. мною неоднократно были зафиксированы попытки проходимцев собрать специфическую информацию, необходимую им для подготовки и организации покушений, а также для реализации преступных намерений в практической плоскости. В частности, сведения, которые их интересовали, касались состояния моего здоровья и физической подготовки.

Так, (если я не ошибаюсь, то изложенное происходило в 2002 г.) полковник В.А.Ч_____, начальник 4 отдела УКРП, по поручению помощника начальника ДКР СБУ полковника В.Д.К__________ в завуалированной форме пытался выяснить, не принимаю ли я такие лекарственные препараты, как валидол и нитроглицерин. А подполковник Н.В.К_________, заместитель Ч______, давал задания своим молодым и неопытным сотрудникам установить, какими видами спорта я занимался, какие имел достижения, имею ли я навыки и опыт в боевых искусствах. Например, боевое самбо, карате, кикбоксинг и т.д. Налицо были явные признаки подготовки трех видов покушений.

* Первый вариант. Отравление, замаскированное под естественную или случайную смерть. Например, от передозировки наркотиками, от приема некачественного алкоголя, от случайного употребления неизвестных химических веществ или поддельных лекарственных препаратов.

* Второй вариант. Отравление с использованием медикаментов, применяемых при лечении сердечнососудистых заболеваний, которые у здорового человека могут вызвать паралич мышц и остановку сердца. При вскрытии их трудно либо вообще невозможно зафиксировать.

* Третий вариант. Физическая расправа, замаскированная под случайную драку с неизвестными хулиганами, уличное ограбление, бытовую драку и т.д.

Тогда мне пришлось сделать шах конем и довести до заинтересованных лиц следующую информацию:

- Валидол и нитроглицерин я не употребляю в связи с отсутствием такой необходимости. Кроме того, эти медикаменты на меня не действуют;

- Физическое нападение на меня не только нецелесообразно, оно крайне опасно для жизни самих нападающих. (*1)

Четвертое покушение было совершено в один из ранних солнечных субботних вечеров в начале сентября 2003 г. Когда я зашел в подъезд и начал подниматься по ступенькам к лифту, неизвестное лицо нанесло мне тяжелым тупым предметом сильный удар в лобную часть головы. В результате – потеря сознания на некоторое время. Я не смог отреагировать на нападение, т.к. мои глаза еще не успели адаптироваться к полумраку после яркого солнца.

Либо нападавший не рассчитал свои силы либо целью нападения было желание только попугать меня. Но, в любом случае данное происшествие надо рассматривать в контексте с последующими в октябре событиями, которые закончились моим увольнением из СБУ.

Признаки и результаты возможного ограбления отсутствовали.

Как было установлено в 2004 г. в ходе расследования уголовного дела, возбужденного против моих бывших высокопоставленных коллег-членов банды генерала М________&К, в этом году, как и в предыдущие, они неоднократно планировали и готовились осуществить новые покушения на мою жизнь с целью убийства, причем один из вариантов предусматривал отравление!

Наличие целого комплекса внешних, физиологических и клинических признаков незаконного воздействия на мой организм тяжелых металлов (или чего-то похожего) позволяет утверждать, что «оборотни» реализовали на практике преступный замысел по моему отравлению (хотя и неудачно). Значит, само преступление необходимо рассматривать оконченным…

Учитывая изложенное выше, с достаточной степенью вероятности можно утверждать, что сердечный приступ, произошедший у меня 09 февраля 2004 г. мог быть закономерным результатом многоэтапного либо единовременного воздействия на мой организм отравляющих веществ. Например, тяжелых металлов, радиоактивных веществ или других высокотоксичных средств, в т.ч. и медикаментозных. На реальность данной версии могут свидетельствовать ряд внешних и физиологических признаков, которые начали проявляться задолго до приступа.

В свете происшедших событий в ином ракурсе необходимо рассматривать и ряд других подозрительных случаев.

Так, в период с 2000 г. и до увольнения в 2004 г. у меня было несколько пищевых отравлений. Правда, это я тогда думал, что во всем виноваты недоброкачественные продукты питания. А ведь именно в те же двухтысячные годы стали проявляться признаки одноразового или постепенного отравления моего организма тяжелыми металлами или радиоактивными веществами.

Сегодня же вполне обоснованно можно предположить, что к данным ЧП могли быть причастны мои «доброжелатели» из числа сослуживцев. А вот доказать это в настоящее время практически невозможно без признаний самих отравителей и без проведения комплексной судебно-криминалистической экспертизы.

Еще в девяностых годах произошло чрезвычайное происшествие медико-криминального характера, вызвавшее у меня очень серьезные подозрения в их преднамеренности. Тогда, после очередного обострения язвенной болезни я находился на лечении в отделении терапии в госпитале СБУ. После одного из вечерних уколов началось поступательное, но весьма значительное ухудшение общего состояния, что полностью противоречило и логике протекания болезни и логике терапевтического лечения. Дошло до того, что дежурный врач, которым, к счастью, оказался профессиональный реаниматолог, чуть ли не до утра выхаживал меня, очищая организм капельницами. Подозрительными являются следующие моменты:

- Для внутримышечной инъекции использовался плазмол. Это абсолютно нейтральный препарат, не вызывающий никаких побочных проявлений, в т.ч. и аллергических реакций. У меня же после происшествия в медицинской книжке (точнее – на ее обложке) появилась запись: «Аллергия на плазмол». А до этого случая она, почему-то, отсутствовала.

- Медицинская сестра, делавшая укол, вела себя очень неестественно и даже подозрительно.

- Исследования на возможно имеющиеся у меня аллергические реакции на медикаменты, в первую очередь на плазмол, не проводились.

- Кровь на исследование не бралась.

- Записи о происшествии в отделении не сделаны.

Остались сплошные вопросы и подозрения.

В процессе следствия у обвиняемых пытались выяснить, почему они так маниакально стремились меня убить. Их ответ был кратким, но зато очень емким и красноречивым: «Он слишком много знал!»

Думаю, все же решающим фактором было не то, сколько я знаю, а что могу и сколько мог бы сделать, не выведи они меня из оперативно-розыскного процесса.

Когда после всех перенесенных психологических травм и нервных стрессов у меня 9 февраля 2004 г. произошел сильнейший сердечный приступ, сваливший меня с ног и очень надолго, я не рискнул вызвать даже скорую помощь. Я был уверен в том, что, если попаду в госпиталь или больницу, то живым оттуда уже не выйду. И оказался прав! Как видно из выше изложенного, интуиция в очередной раз меня не подвела и спасла, не предоставив преступникам в погонах идеальную возможность совершить еще одно покушение на мою жизнь, замаскированное под естественную смерть от «неизлечимого» сердечнососудистого заболевания.

Как самостоятельную часть одного из очередных покушений необходимо рассматривать и исследовать псевдокомандировки в радиоактивно зараженную зону г.Чернобыля в 2002 г. (одна состоялась, две же другие мною были сорваны). К такому выводу обязывают признаки наличия у меня отравления тяжелыми металлами или радиоактивными веществами. В данном случае можно выдвигать и рассматривать следующие версии:

- Отравление планировалось осуществить именно на территории чернобыльской зоны и объяснить его в последующем несчастным случаем.

- Поездка в Чернобыль и Припять должна была замаскировать отравление раннего периода с последующим «списанием» на трагическое стечение непредвиденных обстоятельств.

- Псевдокомандировка являлась маскирующим промежуточным пунктом постепенного многоступенчатого отравления небольшими дозами отравляющих веществ, конечный этап которого должен был бы наступить позднее.

- Используя целенаправленно спровоцированное алкогольное и наркотическое опьянение «объекта отстрела» и специально для этого созданные условия, организовать «несчастный случай» без отравления, но все равно с трагическим, т.е. смертельным исходом. И так далее и тому подобное.

Думаю, что сюда же надо отнести и два других факта незаконного нарковоздействия, произошедших в 1998 г. и в 2003 г. (Подробнее о них смотрите далее). Очень уж сильно попахивают оба эпизода ну очень «законной» деятельностью «Натана Френкеля» из ДКР СБУ и его подручных.

Очень важен для оценки сложившейся ситуации следующий факт, имеющий признаки подготовки нового покушения с использованием огнестрельного либо холодного оружия, возможно взрывчатки или иным способом. Не исключено, что готовилось похищение, как это случилось с членами оперативно-следственной группы в 2005 г. Сегодня это можно только предполагать, потому что тогда я воздержался вытряхнуть из них душу и получить ответы на все имеющиеся вопросы. Да, и состояние здоровья не позволяло рисковать. (Жалко, что бить морды не есть мое призвание. Хотя, надо сказать, у меня и это неплохо получается в случае крайней необходимости.)

2004 г. (и по настоящее время). В качестве достоверного доказательства планируемого убийства необходимо рассматривать распространение спецслужбой официальными каналами дезинформации о том, что я (якобы) не значусь в списках личного состава Службы безопасности Украины! Нет меня и не было ни в составе «боевой дружины» СБУ, ни среди отставников! Именно таким образом в 2004 г. было дезориентировано Министерство обороны Украины.

«Оборотни» из СБУ настолько были уверены, что им удастся безнаказанно отправить меня на тот свет, что они даже «заблаговременно» меня «похоронили».

Зимой 2004-2005 годов мною был выявлен повышенный интерес к собственной персоне со стороны двух подозрительных лиц (помимо постоянного контроля со стороны спецслужб). Они парой и не очень квалифицировано осуществляли за мной слежку. В первую очередь их интересовали: мой жизненный график, маршруты передвижения, пункты пребывания и другая «полезная» для них информация.

Поведение незнакомцев сильно отличалось от тактики профессиональных разведчиков из специализированных подразделений «НН» спецслужб и правоохранительных органов. Вели себя они достаточно нагло. Хотя и старались маскироваться, все же чувствовалось, что это – дилетанты в вопросах наружного наблюдения. По всем признакам – это были наемные киллеры, причем залетные, не из Киева. Хотя понятно, что свою прописку они мне не показали. Так как, складывалась очень небезопасная ситуация, я вынужден был повлиять на ее ход. Вначале я слегка дал понять, что обратил на них внимание. Во второй раз, когда начало теплеть, сделал это уже очень показательно, позвонив при этом по мобильному телефону. Видно было, что «топтуны» перепугались и очень быстро ретировались. Больше я их не видел.

Выше указанное уголовное дело на моих высокопоставленных коллег расследовалось самостоятельно в Киеве. На их же соучастников из других регионов Украины, в т.ч. и из Одессы, дело было выделено в отдельное производство. По моему мнению, следы данного готовящегося, но сорвавшегося покушения ведут именно туда. Чтобы обезопасить себя я лишил их возможности сбора необходимой им информации. Видимо, не получив нужных сведений, они отказались в тот раз от осуществления преступных замыслов и отложили на время задуманное.

Возможно, это были и представители одной из местных банд (ОПГ), выполняющей заказные убийства, в состав которых входят бывшие и действующие сотрудники силовых структур. Не исключено, что они могут быть уже известны правоохранительным органам.

К сожалению, в настоящее время по объективным причинам я не располагаю необходимыми ресурсами, соответствующими возможностями и законными полномочиями, чтобы для проверки имеющихся версий и перепроверки уже полученных сведений организовать полномасштабную оперативно-розыскную деятельность. И уж совсем не могу проводить процессуальные действия. В противном случае достаточное количество задокументированных материалов о преступной деятельности продажных коллег и их соучастников уже давно лежали бы на столах у генерального прокурора и председателя Верховного Суда Украины. Остается только полагаться на порядочность и профессионализм розыскников и следователей, которым предстоит заниматься предстоящим расследованием и его оперативно-розыскным обеспечением.

Готовилось и убийство с использованием именно огнестрельного оружия. Так, например, весной 2005 г. проходимцам в СБУ, а значит и их «хозяевам» за стенами Службы стало известно, что я якобы могу располагать важной информацией об одном из резонансных преступлений, к которому они сами возможно имеют непосредственное отношение. После этого я четыре раза – весной и в начале лета 2005 г. фиксировал лазерную «пристрелку» по окнам моей квартиры. Она проводилась с чердаков и крыш близлежащих домов, причем в светлое время суток (в то время, когда основная масса детей дошкольного и школьного возраста находится еще в детских садах и в школах), чтобы посторонним не было заметно лазерного луча. Только один раз, четвертый, данное «мероприятие» было отмечено во второй половине дня, когда на землю только-только начали опускаться легкие сумерки.

Перед этим я неоднократно фиксировал за собой «левую» наружку, деятельность которой осуществлялась параллельно с профессиональным внешним наблюдением спецслужбы. Данный факт следует рассматривать как подготовительные мероприятия к готовящемуся тогда «расстрелу».

Необходимо также учитывать и «банковский след». Так, в конце 2004 г. – начале 2005 г. представители МВД пытались установить, в том числе путем опроса сотрудников и бывшего главы Нацбанка, куда исчезли деньги, причитавшиеся мне по решению суда в качестве возмещения нанесенного морального и материального ущерба. А это, соответственно, должно было очень не понравиться и даже напугать ну очень уж высокопоставленных воров из числа государственных банкиров. И они, по логике вещей, просто «обязаны» были предпринять действия, связанные с обеспечением личной безопасности и персональной «неприкосновенности». В том числе и путем ликвидации физических лиц, которые реально или потенциально могут угрожать их финансовому благополучию и физической свободе.

Кроме того, 23 июня 2005 г. я направил первое заявление в НБУ с просьбой выплатить все те же денежные средства, предназначавшиеся мне по приговору суда. Через некоторое время после отправки письма адресату по моему домашнему телефону регулярно стало звонить неизвестное лицо и пытаться психологически воздействовать на мою психику многозначащим гробовым молчанием и сопением в трубку. Так же было и в 2004 г., когда расследовалось указанное выше уголовное дело.

Одним из первых (уже бывших) высших должностных лиц Нацбанка Украины, которому ставился вопрос о пропаже денежных средств, был тот самый, всем известный господин с «чистыми руками» С.Т______. Да что там и говорить, все «бояре» и «князья» из НБУ – это эталоны «святой честности, показательной неподкупности, неземного благородства и последовательного законопослушания».

А вот члены ОСГ после проявления интереса к законности деятельности должностных лиц Нацбанка подверглись таким масштабным преследованиям, что и сегодня еще не могут очухаться от происшедшего с ними.

Негодяи рассчитывали на то, что после моего увольнения им наконец-то удастся реализовать на практике столь любимый ими сталинский метод «работы» с неугодными кадрами, т.е. их физическое уничтожение. Как видно из моего заявления и материалов следствия, я представлял для них серьезную проблему, а как любил утверждать отец всех народов: «Нет человека, нет проблемы».

Страстные последователи сталинских методов «решения кадровых проблем» имеются и в УРЛС СБУ, что они ясно показали своими подходами к решению кадровых вопросов, и не только со мной.

В 2005-2008 годах я фиксировал еще несколько попыток осуществить на меня физическое нападение, но так как все время находился в состоянии «повышенной боевой готовности», неизвестным мне лицам так и не удалось реализовать свои преступные замыслы.

Убить хотели и пытались также кое-кого из моих родственников (примечательно, что им также «задолжал» Нацбанк Украины, их также травили с использованием сил и средств СБУ, МВД, при участии других заинтересованных доброжелателей) и членов оперативно-следственной группы, расследовавшей уголовное дело против моих же бывших коллег.

2004-2012 гг. Как подготовку благоприятных условий для планирования, организации и реализации очередного покушения на меня требуется рассматривать остервенелое противодействие СБУ моему трудоустройству, прежде всего, в правоохранительные органы и другие силовые структуры. Их логика очень проста и не менее примитивна — «человека с ружьем» труднее ликвидировать физически без нежелательных последствий. Да и на пулю можно нарваться…

2007-2012 гг. Как подготовку нового покушения на мою жизнь, в т.ч. и чужими руками, необходимо рассматривать также факт распространения Службой безопасности Украины и другими силовыми структурами дезинформации о том, что мне якобы известны все «действующие лица» убийства одного известного журналиста, а сам я чуть ли не являюсь соучастником данного криминального действа. Она распространяется через представителей Высших органов власти и управления, через Управление государственной охраны Украины и через Министерство внутренних дел Украины. Очень похоже, что и через Генеральную прокуратуру Украины. Причем, подается она намеренно искаженно и в таком предвзятом виде, что у читающих эту целевую дезинформацию должностных лиц создается однозначная установка о моей /мифической/ причастности к самому преступлению. Аналогичная криминально ориентированная установка обо мне появляется и у простых граждан, которых силовики опрашивают и допрашивают по данной проблеме. Причем, по отношению к некоторым из них применяется не только жесткое морально-психологическое воздействие, но и прямое физическое насилие.

Характер распространяемых сведений свидетельствует об определенно сориентированных целях: (*2)

- Замаскировать свою собственную противозаконную деятельность, в т.ч. и свою возможную персональную причастность к указанному выше убийству, а также преступную бездеятельность, что является основной причиной отсутствия конечного результата по уголовному делу.

- Оправдать в глазах окружения и контролирующих органов незаконное проведение в отношении меня контрразведывательных и других оперативно-розыскных мероприятий, с изначально противоправным использованием материально-финансовых ресурсов, агентурно-оперативных возможностей и оперативно-технических средств.

- Спровоцировать заинтересованных лиц на организацию моего убийства как очень нежелательного и даже опасного для них свидетеля. Причем, сделать все это тихо, без пыли и шума, по возможности чужими руками и не выставляя на всеобщее обозрение свои «уши», т.е. причастность к убийству представителей СБУ.

- На случай действительного моего убийства (будем надеяться, что у них ничего не получится) заранее подготовить общественное мнение, которое должно быть однозначно не в мою пользу и иметь не только шпионскую, но и уголовно-политическую окраску.

- В очередной раз отвлечь силы и средства следствия на расследование еще одной тупиковой версии.

- Вполне возможно, что данная акция проводится как раз по инициативе истинных «заказчиков», «кукловодов» и реальных организаторов убийства журналиста. А мое имя используется, чтобы в очередной раз перевести стрелки на «негодный объект». И эта версия имеет все законные права на существование и тщательную отработку следствием.

Обо всем этом свидетельствует вся наша насквозь криминализированная действительность.

Следствие должно обратить внимание на следующие поразительные совпадения в криминальных историях журналиста Г.Гонгадзе и контрразведчика А.Коробкова:

– Активизация «официальной» разработки (по Коробкову – всего лишь одной из разработок) обоих приходится на первую половину 2000 года. (*3)

– Незаконную разработку инициировали представители высших эшелонов власти и управления, а также спецслужб. Вероятнее всего, это были одни и те же лица.

– В разработке обоих принимали участие одни и те же структуры: СБУ и МВД.

– Обоих разрабатывал 1 отдел УКРП ДКР СБУ как объектов антигосударственной деятельности – агентов американских спецслужб (статья 111 УК – «Государственная измена в форме шпионажа».).

Об этом же говорят и самые первые допросы бывшего начальника милицейской «наружки» генерала МВД Алексея Пукача. Он еще в прошлые годы заявлял, что убивал именно «американского шпиона». Не странно ли, кадровый сотрудник МВД, «воодушевленный патриотическим порывом», лишает жизни очень опасного агента ЦРУ? У него что, была персональная контрразведка или ему, все же, все это нашептали на ушко представители СБУ? Еще один (доморощенный) агент ОО7 с правом на убийство…

– МВД подключалось к разработке обоих с подачи СБУ.

– На обоих в МВД передавались сфабрикованные материалы не только шпионского, но и криминального характера. А в последствии еще и антиконституционной направленности.

– Криминальные фальшивки распространялись как официальными каналами, так и с использованием оперативных возможностей Главного управления «К» СБУ, а также через коррупционные и преступные связи.

– Чтобы обеспечить реализацию преступных намерений «защитники отечества» из СБУ и «борцы с криминалитетом» из МВД абсолютно беспочвенно, исключительно на основе заранее изготовленных «официальных» фальшивок обвиняли Г.Гонгадзе и А.Коробкова в /мифическом/ совершении ими общеуголовных преступных деяний и преступлений против национальной безопасности Украины (т.е. в государственной измене в форме шпионажа, а также в антиконституционной деятельности, направленной на свержение существующего строя). (*4)

– На основе аналогично сфабрикованных документов и материалов в разработку брались связи обоих «объектов повышенного оперативного интереса» силовых структур и одновременно «объектов отстрела на заказ». Связи реальные, случайные и мифические, т.е. искусственно привязанные к «делу».

– Анализ имеющейся информации позволяет утверждать, что и Г.Гонгадзе и А.Коробков обвинялись в преступной деятельности как раз теми лицами, которые как раз эти самые преступления сами же и совершали. А также их пособники. К ним относятся: реальные «заказчики» из числа власть и деньги предержащих, главные организаторы из того же числа и из числа представителей спецслужб и правоохранительных органов, а также «рядовые» организаторы и исполнители. К ним относится кучка высокопоставленных и не очень негодяев из СБУ, МВД, ГПУ и … Определенная часть из них совершала преступления вполне сознательно, другая часть использовалась «втемную».

– Наличие личного горького опыта и процессуально установленные факты позволяют также утверждать, что именно среди хулителей (обвинителей), «заказчиков», организаторов и исполнителей убийства Г.Гонгадзе, покушений на А.Коробкова, многолетней травли и преследований последнего, как раз и находятся самые что ни на есть реальные иностранные шпионы (*5), действительные антигосударственные заговорщики и настоящие мафиози от власти и в погонах!

– Через официальные и оперативные возможности осуществлялись попытки всячески скомпрометировать обоих пострадавших в глазах их ближайшего окружения, включая родственников, создать им негативный имидж у представителей общественности, средств массовой информации и государственного аппарата.

– После этого Служба безопасности Украины успешно «уходила в тень».

– В то же самое время (т.е. после передачи фальшивых сведений) в обоих криминальных случаях СБУ организовывала оперативный контроль за членами оперативно-следственных групп Министерства внутренних дел (вероятно, и за представителями ГПУ), которые вели на обоих потерпевших соответствующие дела. Спецслужба тайно манипулировала их действиями через выше стоящее руководство, агентуру и коррумпированные/преступные связи. Продолжалось вестись негласное контрразведывательное наблюдение и за самими «объектами отстрела».

– В рамках спецслужбы указания о незаконной разработке обоих потерпевших давали одни и те же должностные лица СБУ. Они же обеспечивали получение псевдозаконных санкций на проведение всего комплекса агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий. Разработку осуществляли практически одни и те же оперативные сотрудники спецслужбы.

– Скорее всего, и в МВД должна просматриваться аналогичная ситуация.

– Конечной целью «оборотней» являлась физическая ликвидация и журналиста и сотрудника СБУ.

– Неоднократные обращения к компетентным органам, в которых оба потерпевших подчеркивали о существовании реальной опасности совершения против них уголовных преступлений, включая и покушения на жизнь с целью убийства, оставались и до сих пор остаются без внимания и соответствующей реакции. ГПУ, СБУ и МВД их целенаправленно игнорируют!

– С большой долей вероятности можно предположить, что к блокированию работы по заявлениям и Г.Гонгадзе и А.Коробкова, к подготовке на них необоснованных отказов, тщательно замаскированных псевдоправовой тавтологией под законные, были и есть одни и те же должностные лица ГПУ, СБУ и МВД. И их «соратники по оружию».

– Оставались без внимания и заявления о том, что за обоими потерпевшими осуществляют незаконную слежку (незаконно проводят весь комплекс агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий) именно представители спецслужб, правоохранительных органов и других силовых структур.

– По логике вещей следует, что отказы в положительном и адекватном реагировании силовых структур на заявления о слежке в обоих случаях инициировали, опять же, одни и те же должностные лица ГПУ, СБУ и МВД. А в последствии и их подельники.

- Собранная силовыми ведомствами на обоих «объектов оперативной заинтересованности» информация стекалась, скорее всего, к одним и тем же организаторам преступных акций внутри самих спецслужб и правоохранительных органов. Потом она уже концентрировалась в «Едином центре» за их пределами. Там она обобщалась, анализировалась и использовалась для принятия окончательных решений все теми же «заказчиками»: «Быть или не быть». Жить или не жить». «Убивать или же позволить еще немного погулять под солнцем»…

– Покушения таки состоялись. Журналист Гонгадзе был убит. А Коробкову же удалось выжить исключительно благодаря его собственному противодействию (насколько это было возможным при данных обстоятельствах), личностным и профессиональным качествам, а также богатому контрразведывательному опыту.

– Обоих действующих лиц исторической шпионско-криминальной трагедии-триллера под названием «Спецслужбы на охоте» вывозили в леса. Одного – в Тарящанский лес для запугивания с последующим убийством. Другого – под видом псевдокомандировки в Чернобыльские дебри с целью проведения целого комплекса далеких от законности мероприятий, включающих незаконное нарковоздействие и создание условий для несчастного случая.

– При выполнении служебных задач и профессиональных обязанностей оба «объекта заинтересованности» проходимцев из спецслужб и «почитателей» из числа власть и деньги предержащих испытывали вызванные «внешними» факторами серьезные трудности (особенно в 1999 и 2000 гг., а Коробков и в последующие годы). Которые рьяно создавались указанными «доброжелателями».

– Существенным отрицательным элементом в жизни обоих потерпевших были финансовые проблемы, вызванные, опять же, все теми же «внешними» факторами. В случае с Коробковым А.Г. они просматриваются ясно. Это – незаконная деятельность и преступная бездеятельность спецслужб, правоохранительных ведомств и других силовых структур, Национального банка Украины, органов власти и управления.

– Безусловно, в обоих случаях незаконная оперативная разработка, убийство, покушения на убийство, многолетняя травля и преследования связаны исключительно с профессиональной (служебной) деятельностью обоих потерпевших.

– Из-за остервенелого противодействия незаинтересованных в этом лиц, оба так и не смогли довести до логического завершения последние свои наработки (разработки) того периода, которые, вполне вероятно, могут иметь определенные параллели, пересечения и стыковки.

– Авторы, «заказчики» и главные организаторы преступлений против Г.Гонгадзе и А.Коробкова очень боялись конечных результатов их профессиональной деятельности начала 2000 годов.

– Полноценное, качественное и своевременное расследование уголовных преступлений, совершенных против обоих потерпевших, до сих пор блокируется одними и теми же структурами и лицами. И, почему-то, далеко не благородно выделяется в данном вопросе самая высшая надзорная и следственная инстанция – Генеральная прокуратура Украины!

– Расследование уголовного дела и суд над исполнителями убийства Гонгадзе Г. проводились в закрытом режиме и в «ореоле» строжайшей секретности. По аналогичному же сценарию осуществлялось расследование другого криминального дела и проходил судебный процесс 2004 г. над несколькими высокопоставленными должностными лицами СБУ из ОПГ М_________&К. По которому они были осуждены к различным срокам лишения свободы, а Коробков А. был признан судом потерпевшим. Общественности о данном деле неизвестно абсолютно ничегошеньки. Более того, после окончания процесса материалы уголовного дела бесследно исчезли!

– Досудебное расследование обоих уголовных дел, а потом и судебное следствие проводилось исключительно по тем единичным криминальным эпизодам, которые скрыть уже было просто невозможно. Все иное осталось за кадром. То есть, все остальные преступные факты и эпизоды целенаправленно не исследовались, их искусственно вывели за пределы поля зрения следствия и суда!

– С момента дачи бывшим генералом МВД Алексеем Пукачем показаний в суде таки начали появляться новые совпадения. Так, 30 августа 2011 г. в Печерском суде он заявил, что «Георгий Гонгадзе, Алексей Подольский и Елена Притула начиная с 1997 года готовили государственный переворот и он спас государство, убив одного из таких заговорщиков». Сам Пукач вряд ли мог такое придумать. Очень уж попахивает «оперативным творчеством» нечистоплотных деятелей из спецслужб. (*6)

Главным действующим «лицом» здесь является Управление по защите конституционного строя СБУ (потом – Департамент защиты национальной государственности СБУ). Итак, и Г. Гонгадзе и А.Коробков вместе со своими связями обвинялись жандармами из «Охранки» СБУ сотоварищи, кроме всего прочего, также и в антиконституционной деятельности (статья 109 УК – «Действия, направленные на насильственное изменение либо свержение конституционного строя или захват государственной власти».). Самого же Коробкова А.Г., его близких и знакомых «Охранка» СБУ и ее «охранные отделения» в регионах, где особо выделяется Киевский, продолжали незаконно разрабатывать вплоть до 2012 г.! Что покажут новые допросы?

– Таким образом, четко вырисовываются: специфический криминальный почерк деятельности одной и той же организованной преступной группировки, идентичные формы и методы реализации преступных намерений в практической плоскости, одни и те же промежуточные и конечные цели. (*7)

Если же провести еще и сравнительный анализ соответствующих оперативных материалов и процессуальных документов на обоих пострадавших, можно будет найти еще не один десяток не случайных совпадений и стыковок, параллелей и пересечений. Которые, в свою очередь, могли бы внести ясность во многие нашумевшие проблемы и криминальные вопросы. (*8)

2000-2012 гг. Как подготовку к убийству необходимо рассматривать все попытки моих «доброжелателей» в СБУ по сфальсифицированным документам организовать мой арест и помещение в изолятор временного содержания, а также по сфабрикованному уголовному делу обеспечить мое незаконное осуждение с отбыванием наказания в одном из учреждений пенитенциарной системы Украины.

Мой арест и пребывание в местах лишения свободы позволил бы проходимцам наконец-то реализовать и свои преступные намерения по моему убийству, причем «в тепличных условиях», т.е. в камере предварительного содержания либо в колонии. Убийство планировалось замаскировать под естественную смерть, несчастный случай, самоубийство и т.п. Они согласились бы и на заключение о смерти при невыясненных обстоятельствах…

Имея на руках огромные суммы «грязных» денег, располагая компроматом на сотрудников изолятора временного содержания, на служащих Государственного департамента по вопросам исполнения уголовных наказаний и служащих колоний (тюрем), имея преступные связи в криминальной среде и коррумпированные контакты в МВД, они рассчитывали без особого труда организовать и реализовать указанные преступные намерения, окажись я на свою беду в камере. Свидетельств именно такого развития ситуации в процессуально-криминальной истории независимой Украины более чем достаточно.

2004-2012 гг. Еще одним доказательством подготовки моего физического устранения необходимо рассматривать т.н. «ружейный фактор». Выше уже отмечалось, что с целью лишить меня возможности при необходимости защищать себя и жизнь своих ближних с оружием в руках, было сделано все, чтобы я не смог получить ни само оружие (нарезное), ни соответствующие документы на него, которые находились у членов оперативно-следственной группы, не допустив нашего личного контакта. Так проходимцы пытались обезопасить себя или других исполнителей (наемных киллеров) от неожиданностей в виде возможного вооруженного отпора при нападении, т.е. во время планируемого покушения. Как и уголовное дело, разрешительные документы и само оружие также бесследно исчезли.

2004-2012 гг. О подготовке моей физической ликвидации кучкой проходимцев из силовых структур, Нацбанка Украины & K свидетельствует также следующее: сокрытие уголовного дела 2004 г., по которому я был признан потерпевшим; отказ в выдаче мне приговора суда и других судебных решений (оригиналов и их копий); отказ в выплате мне НБУ денежной компенсации за нанесенный моральный и материальный ущерб. Цели – попытка избежать уголовного преследования и одновременно сохранить в своей собственности незаконно присвоенные финансовые средства.

«Банковские» угрозы более, чем реальны. Еще в 2004-2005 гг. тогдашние руководители НБУ «Т» и «С» неоднократно угрожали всем потерпевшим, что последние никогда не увидят причитающиеся им деньги, зато будут иметь очень серьезные неприятности, если только посмеют на них жаловаться. В тот же период банкир «Т» угрожал адвокату моей родственницы Асановой Е.И. смертью его близких, в первую очередь внучек, если он не прекратит борьбу за выплату судебных компенсаций. В самом начале 2005 г. были убиты члены семьи, единственной из десятков других, которой «Т» выплатил денежную компенсацию. И то, только после прямого вмешательства следователей Европейского суда по правам человека. Которым он, кстати, обещал (и даже слезно божился) в самое ближайшее время осуществить выплаты и всем другим потерпевшим. А воз и ныне там. Государственный банкир «С» персонально и неоднократно угрожал Асановой Е.И. различными карами и негативными последствиями в ответ на ее заявления в высшие институты власти и в Нацбанк. Во время одной из последних с ней встреч взбешенный ее настойчивостью «С» заявил буквально следующее: «Я тебе так выплачу, что ты этого до конца своей жизни не забудешь!» Вопрос к следователям ГПУ: Так куда «Т» и «С» дели деньги?

С подачи «С» Асанову Е.И. неоднократно незаконно помещали в камеры предварительного содержания Шевченковского РУВД ГУ МВД в г.Киеве. Там к ней применялись меры физического воздействия, в результате которых ей были нанесены тяжкие телесные повреждения. По инициативе «Т» в 2005 г. Асанову вызывали в СБУ, где оказывали сильное морально-психологическое давление, чтобы она отказалась (не в пользу ли самого «Т» и его подельников из спецслужбы?) от возмещения ущерба и открывшегося за границей наследства. В 2007 г. ее вместе с мужем с применением силы задерживали сотрудники УГОУ, после чего проводили соответствующую «обработку». В 2008 г., в 2009 г., в 2010 г., в 2011 г. и в 2012 г., видимо, напуганные моей активностью в вопросе восстановления своих прав и свобод, проворовавшиеся банкиры из Нацбанка и их соучастники из числа продажных сотрудников СБУ, МВД и ГПУ пытались реализовать свои преступные намерения путем незаконного привлечения Коробкова А.Г. и Асановой Е.И. к уголовной ответственности на основании сфабрикованных материалов об их мифической причастности к убийству журналиста Г.Гонгадзе. Ну недоумки дают! Совсем мозги заклинило! От страха за свои задницы…

С этой целью Асанову Е.И. подавали в розыск (скорее всего и Коробкова А.Г. тоже, хотя никто из них и не думал скрываться!), несколько раз вызывали в региональные органы МВД, незаконно задерживали с мужем и содержали по нескольку дней в камерах УВД в нескольких областях Украины. Летом 2010 г. в камере одного из Киевских СИЗО ей пришлось провести даже целый месяц. Там путем морально-психологического давления и пыток правоохранители пытались в очередной раз выбить у нее заведомо ложные показания о причастности Коробкова А.Г. к указанному убийству. И заставить отказаться от претензий к НБУ. Попытки получить у Асановой изначально неправдивые сведения о нашем с ней мнимом участии в убийстве повторялись группой «товарищей» в 2011 г. и по месту жительства. Коробкову А.Г. удалось избежать печальной участи Асановой Е.И. исключительно благодаря предпринимавшимся им собственным мерам предосторожности.

2004-2012 гг. В качестве составной части планируемых покушений необходимо рассматривать и «паспортную историю». Как уже отмечалось в материалах данного заявления, силовики всеми правдами и неправдами, без каких бы то ни было законных оснований, т.е. абсолютно незаконно несколько лет подряд блокировали получение мною и моими родственниками заграничных паспортов. Это привело к очень трагическим последствиям – к преждевременной и мучительной смерти моей матери. «Оборотни» боялись, что, выехав за кордон, я сорву все их планы по моему же уничтожению, т.к. уйду из под их тотального «агентурно-криминального» контроля, полностью выпаду из их поля зрения. А они хотели постоянно держать меня под прицелом, причем обязательно нищим, бесправным и безоружным.

2000-2012 гг. Как один из вариантов физической ликвидации «чужими руками» необходимо рассматривать и многолетние целенаправленные попытки проходимцев из СБУ сотоварищи довести меня до самоубийства.

«Доброжелатели» специально создавали такие условия, при которых человеческая психика должна была, по их расчетам, дать сбой и толкнуть на самоубийство. Это – втоптанное в грязь честное имя, постоянная травля и издевательства, унижения и преследования, искалеченная жизнь и уничтоженная карьера, потеря работы и отсутствие возможности нового трудоустройства, постоянная нехватка необходимых для существования средств, регулярно возникающие трудно разрешимые бытовые вопросы и жизненные проблемы. И так далее и тому подобное. (Не дождетесь! Скорее вы сами себе сделаете «харакири», чем я наложу на себя руки. От меня такого удовольствия вы не получите. И не мечтайте!)

2000-2012 гг. И еще одно чрезвычайно важное свидетельство. Это – ставшие системой заведение на Коробкова А.Г. оперативно-розыскных, контрразведывательных, разведывательных, «охранных» и иных дел. На основе регулярно и целенаправленно фабрикующихся фальшивок. Главная цель – сбор необходимых «заказчикам», организаторам и непосредственным исполнителям как можно более полных сведений об «объекте оперативной заинтересованности», точнее – об «объекте отстрела», для информационного обеспечения уже совершенных против него же преступлений, еще не оконченных и только планируемых противоправных деяний. В том числе и убийства.

Таким образом, имею право считать, и для этого имеются очень и очень серьезные основания (см. выше!), что по состоянию и на сегодняшний день угроза совершения очередного покушения на мою жизнь продолжает существовать. Причем, с очень высоким, если не сказать огромным коэффициентом вероятности.

* * *

…Их противозаконные действия и преступное бездействие в зависимости от наличия преступного умысла, вины и степени участия необходимо рассматривать как дисциплинарные проступки, административные правонарушения и, конечно же, как уголовные преступления.

Вот только Генеральная прокуратура, почему-то, даже в покушениях на жизнь и в незаконном применении наркотических средств категорически не желает видеть состава преступления! Почему?

Не потому ли, что за все этим стоит очень опасная, дееспособная и широко разветвленная организованная преступная группировка, в состав которой входят и некоторые представители Генеральной прокуратуры?

Только слепой не увидит в изложенном четко просматриваемые признаки слаженной и сплоченной деятельности ОПГ, направленной на моральное и физическое уничтожение объектов «заказа»!

XI. О бездействии военной/специальной власти.

Бездействие военной власти, в нашем случае – это руководители СБУ всех уровней и рангов, представляет собой невыполнение начальником действий, которые он по обязанностям военной (специальной) службы должен был совершить, но не делал этого. И это — умышленное преступление!

Конституция Украины, Закон Украины «О Службе безопасности Украины», воинские уставы и нормы других действующих законов требуют, чтобы все руководители СБУ использовали в полной мере предоставленную им власть в интересах обеспечения государственной безопасности Украины, повышения дееспособности спецслужбы и ее отдельных подразделений, строгого соблюдения законности, дисциплины и порядка, безусловного соблюдения и уважения конституционных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, общества и государства.

В период с 2005 г. по 2012 г. СБУ получила более 137 различных обращений, заявлений, запросов на получение публичной информации, писем и даже депутатские запросы, касающихся моих многочисленных проблем (практически половина из них вошли в приложение к заявлению в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г.). В перечисленных ниже далеко не полных документах достаточно и конкретных имен и подробно описанных фактов многолетних, масштабных и абсолютно безнаказанных нарушений моих конституционных прав, свобод и законных интересов. А это – ни много ни мало, а десятки дисциплинарных проступков, административных правонарушений и должностных/уголовных преступлений, совершенных, в первую очередь, представителями именно Службы безопасности Украины.

1. Письмо руководителю аппарата Председателя СБУ от 27.12.2005 г., на 1 листе.

2. Заявление Председателю СБУ от 27.12.2005 г., на 18 листах. Приложение на 16 листах.

3. Заявление начальнику УВБ СБУ от 27.12.2005 г., на 18 листах. Приложение на 9 листах.

4. Заявление Председателю СБУ от 18.11.2005 г., на 7 листах. Приложение на 2 листах.

5. Заявление начальнику УВБ СБУ от 18.11.2005 г., на 18 листах. Приложение на 9 листах.

6. Заявление в 9 Департамент СБУ от 27.05.2005 г., на 1 листе.

7. Заявление Председателю СБУ от 12.07.2005 г., на 1 листе.

8. Заявление Председателю СБУ от 20.10.2005 г., на 1 листе.

9. Заявление Председателю СБУ от 14.07.2005 г., на 1 листе.

10. Заявление Президенту Украины от 17.02.2006 г., на 2 листах.

11. Письмо из СПУ № 22/052097-26 от 05.04.2006 г., на 1 листе.

12. Заявление Президенту Украины от 29.03.2006 г., на 3 листах.

13. Заявление Председателю СБУ от 07.12.2006 г., на 1 листе.

14. Заявление Председателю СБУ от 19.05.2005 г. (СБУ Рег.№ К-2757 от 23.05.2005г.) на 1 листе.

15. Заявление Председателю СБУ от 14.07.2005 г., на 1 листе.

16. Письмо руководителю аппарата Председателя СБУ от 18.01.2006 г., на 1 листе.

17. Заявление Председателю СБУ 18.01.2006 г., на 4 листах.

18. Заявление начальнику УВБ СБУ от 18.01.2006 г., на 4 листах.

19. Заявление Президенту Украины от 22.01.2007 г., на 16 листах.

20. Заявление Президенту Украины от 30.04.2007 г., на 22 листах.

21. Заявление Президенту Украины от 16.07.2007 г., на 4 листах.

22. Письмо из СПУ № 22/064601-26 от 23.07.2007 г., на 1 листе.

23. Обращение к Президенту Украины от 18.11.2008 г., на 4 листах.

24. Ответ из СПУ № 22/122305-26 от 25.11.2008 г., на 1 листе.

25. Обращение к Президенту Украины от 02.02.2009 г., на 7 листах.

26. Ответ из СПУ № 22/010711-26 от 09.02.2009 г., на 1 листе.

27. Обращение к Президенту Украины от 20.03.2009 г., на 1 листе.

28. Ответ из СПУ № 22/027179-26 от 26.03.2009 г., на 1 листе.

29. Заявление Президенту Украины от 12.05.2009 г., на 2 листах.

30. Ответ из СПУ № 22/041961-26 от 18.05.2009 г., на 1 листе.

31. Ответ из ГПУ № 04/4/1-Р от 21.05.2009 г., на 1 листе.

32. Письмо Председателю СБУ от 05.06.2009 г., на 1 листе.

33. Заявление в Верховную Раду Украины от 31.08.2009 г., на 140 листах.

34. Заявление в ГУ СБУ по г.Киеву и Киевской обл. от 18.11.2008 г., на 1 листе.

35. Заявление в ГУ СБУ по г.Киеву и Киевской обл. от 17.01.2009 г., на 1 листе.

36. Депутатский запрос ВРУ в СБУ № 04-12/12-982 от 31.03.2010 г., на 1 листе.

37. Заявление в Верховную Раду Украины от 05.03.2010 г., на 10 листах.

38. Письмо Минсоцполитики в СБУ № 4067/0/14-10/039 от 19.04.2010 г., на 2 листах. Приложение на 15 листах.

39. Письмо Председателю СБУ от 30.04.2010 г., на 2 листах.

40. Заявление Президенту Украины от 27.03.2010 г., на 262 листах.

41. Обращение к Президенту Украины от 29.03.2010 г., на 10 листах.

42. Депутатский запрос ВРУ в СБУ № 04-12/12-982/2/ от 02.06.2010 г., на 1 листе. Приложение на 5 листах.

43. Электронное письмо Председателю СБУ от 01.09.2010 г., на 4 листах. Приложение на 296 листах.

44. Электронное письмо начальнику УВБ СБУ от 01.09.2010 г., на 4 листах. Приложение на 296 листах.

45. «Открытое письмо» Президенту Украины от 30.08.2010 г., на 15 листах.

46. Заявление Председателю СБУ от 22.09.2010 г., на 2 листах. Приложение на 9 листах.

47. Заявление Председателю СБУ от 05.10.2010 г., на 4 листах. Приложение на 4 листах.

48. Электронное обращение к Общественной Раде при СБУ от 26.10.2010 г., на 2 листах. Приложение на 311 листах.

49. Электронное обращение к высшим руководителям государства от 01.11.2010 г., на 3 листах.

50. Электронное письмо Председателю СБУ от 04.11.2010 г., на 4 листах.

51. Депутатский запрос № 04-20/16-892 (223365) от 03.11.2010 г., на 1 листе.

52. Обращение к Верховной Раде Украины от 14.09.2010 г., на 14 листах.

53. Заявление в Верховную Раду Украины от 14.09.2010 г., на 270 листах.

54. «СБУ: Бездействие военной/специальной власти» (Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. С дополнениями и изменениями.) от 09.12.2010 г., на 9 листах.

55. Обращение к Президенту Украины от 26.10.2010 г., на 2 листах.

56. «СБУ, ГПУ, НБУ… и ПРАВА ЧЕЕЛОВЕКА » (Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. С дополнениями и изменениями.) от 21.12.2011 г., на 63 листах.

57. «О признаках наличия в СБУ организованной преступной группировки» (Выписка из заявлений Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. С дополнениями и изменениями.) от 04.01.2011 г., на 6 листах.

58. Письмо-обращение к СМИ от 16.01.2011 г., на 3 листах.

59. Призыв к журналистам от 20.01.2011 г.

60. «Кадровая политика СБУ – первопричина деградации спецслужбы» (Выписка из заявлений Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. С дополнениями и изменениями.) от 24.01.2011 г., на 24 листах.

61. «Покушения и нарковоздействие – методы борьбы с неугодными сотрудниками СБУ» (Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. С дополнениями и изменениями.) от 31.01.2011 г., на 15 листах.

62. «Так кто «слушает» Президента Украины?» (Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. С изменениями и сокращениями.) от 14.02.2011 г., на 14 листах.

63. Электронное письмо Председателю СБУ от 15.02.2011 г., на 2 листах.

64. Письмо Председателю СБУ от 16.02.2011 г., на 1 листе.

65. Обращение в ГКРУ от 20.01.2011 г., на 1 листе.

66. Дополнение к Обращению в ГКРУ (от 20.01.2011 г.) «О тотальных и системных нарушениях прав человека в НБУ» от 21.01.2011 г., на 22 листах.

67. Дополнение к Обращению в ГКРУ (от 20.01.2011 г.) от 27.01.2011 г., на 1 листе.

68. Письмо ГКРУ в СБУ № 25-14/119 от 26.01.2011 г., на 1 листе (Приложение на 24 листах.).

69. Письмо Министерства юстиции Украины в СБУ № К-3083-37/09 от 07.02.2011 г., на 1 листе (Приложение на 25 листах.).

70. «Запитання Президенту України» від 15.02.2011 р., на 1 листе.

71. «Вопрос Президенту Украины» от 25.02.2011 г., на 1 листе.

72. Электронное письмо Председателю СБУ от 09.03.2011 г., на 2 листах.

73. Дополнение к электронному письму в СБУ /от 04.01.2011 г./ «О признаках наличия в СБУ организованной преступной группировки» от 09.03.2011 г., на 1 листе.

74. Электронное обращение к Министру МВД от 08.04.2011 г., на 2 листах.

75. Заявление Министру внутренних дел Украины от 14.04.2011 г, на 2 листах.

76. Заявление руководителям ВСУ, ГПУ, СБУ и МВД от 04.05.2011 г., на 1 листе.

77. Заявление Председателю СБУ от 28.05.2011 г., на 1 листе.

78. «Звернення до Гаранта Конституції України» від 31.05.2011 р., на 12 листах.

79. Электронное письмо в СБУ и в МВД от 16.06.2011 г., на 2 листах.

80. «Запрос на получение публичной информации (в АПУ)» от 20.06.2011 г., на 1 листе.

81. «Запрос на получение публичной информации (в АПУ, повторный)» от 24.06.2011 г., на 2 листах.

82. «Запрос на получение публичной информации (высшим руководителям Украины)» от 02.07.2011 г., на 2 листах.

83. «Запрос на получение публичной информации (высшим руководителям Украины)» от 08.07.2011 г., на 3 листах.

84. «ГПУ, СБУ, МВД: Силовикам очень нужны новые смерти?» (Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. С сокращениями и изменениями.) от 14 июля 2011 г., на 3 листах.

85. Заявление (повторное) Министру МВД от 25.07.2011 г., на 3 листах.

86. «Запрос на получение публичной информации (повторный)» в НБУ от 04.08.2011 г. (электронный вариант), на 2 листах.

87. «Запрос на получение публичной информации» в СБУ от 12.08.2011 г., на 1 листе.

88. «XII. Реальные характеризующие данные на Коробкова А.Г., тщательно скрываемые в Службе безопасности Украины» (Дополнение к запросу на получение информации в СБУ от 12.08.2011 г.) от 13.08.2011 г., на 18 листах.

89. «ХРОНОЛОГИЯ» агентурно-оперативных и прочих «коммунально-криминальных» мероприятий и «наездов». (Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. С дополнениями и изменениями.) от 15.08.2011 г., на 24 листах.

90. Дополнение к «ХРОНОЛОГИИ» (от 15.08.2011 г.) от 16.08.2011 г., на 2 листах.

91. Дополнение (электронное) к Заявлению в МВД (от 25.07.2011 г.) от 18.08.2011 г., на 2 листах.

92. «Запрос на получение публичной информации (повторный, от 04.08.2011 г.,)» в НБУ от 22.08.2011 г., на 2 листах.

93. Дополнение к «ХРОНОЛОГИИ» (от 15.08.2011 г.) от 23.08.2011 г., на 1 листе.

94. Обращение к Верховной Раде Украины (электронное) от 24.08.2011 г., на 2 листах.

95. «Запрос на получение публичной информации Министру МВД Украины (повторный)» от 29.08.2011 г., на 4 листах.

96. «Дополнение к теме «ГПУ, СБУ, МВД: Силовикам очень нужны новые смерти?» (Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. С изменениями, сокращениями и дополнениями по состоянию на 31 августа 2011 г.) от 02.09.2011 г. на 5 листах.

97. «К вопросу о реформе Службы безопасности Украины или позитивные ориентиры для СБУ (Тезисы)» (Выписка из заявлений Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. С дополнениями и изменениями на 05.09.2011 г.) от 06.09.2011 г., на 14 листах.

98. «Запрос на получение публичной информации в СБУ, МВД, УГОУ и НБУ (повторный)» от 27.09.2011 г., на 2 листах.

99. «Запрос на получение публичной информации в СБУ (повторный)» от 28.09.2011 г., на 2 листах.

100. «Запрос на получение публичной информации в АПУ, ВРУ, КМ, ВСУ, ГПУ, СБУ, УГОУ и НБУ» от 03.10.2011 г., на 4 листах.

101. «СБУ: Бездеятельность военной/специальной власти» от 03.10.2011 г., на 7 листах.

102. «Запрос-дополнение на получение публичной информации Министру МВД Украины (повторный)» от 06.10.2011 г., на 2 листах.

103. «ЛИЧНОЕ ПИСЬМО Президенту Украины, руководителям АПУ, ВРУ, КМ, МВД, ВСУ, ГПУ, СБУ, УГОУ и НБУ» (В дополнение к «Запросу на получение публичной информации» от 03.10.2011 г.) от 14.10.2011 г., на 4 листах.

104. ЗАЯВЛЕНИЕ Президенту Украины, руководителям АПУ, ВРУ, КМ, МВД, ВСУ, ГПУ, СБУ, УГОУ и НБУ» (В дополнение к «Запросу на получение публичной информации» от 03.10.2011 г. и «ЛИЧНОМУ ПИСЬМУ от 14.10.2011 г.) от 21.10.2011 г., на 4 листах.

105. Дополнение к «ХРОНОЛОГИИ» (от 16.08.2011 г.) от 23.10.2011 г., на 5 листах.

106. Электронное письмо Министру МВД от 24.10.2011 г., на 2 листах.

107. Электронное письмо в АПУ, в ВРУ и в КМ от 27.10.2011 г, на 1 листе.

108. «О незаконных деяниях и преступной бездеятельности спецслужб и правоохранительных органов» от 27.10.2011 г., на 15 листах.

109. Электронное письмо Министру МВД от 28.10.2011 г., на 2 листах.

110. «ПИСЬМО ПРЕМЕР-МИНИСТРУ УКРАИНЫ» (В дополнение к «ЗАЯВЛЕНИЮ Президенту Украины, руководителям АПУ, ВРУ, КМ, МВД, ВСУ, ГПУ, СБУ, УГОУ и НБУ» от 21.10.2011 г.) от 31.10.2011 г., на 3 листах.

111. “ГПУ, СБУ, МВД: Силовым ведомствам очень требуются новые убийства” от 31.10.2011 г., на 5 листах.

112. Письмо из ГСУ МВД № 13/К-5181 от 03.11.2011 г., на 1 листе.

113. «Публичное письмо Генеральному прокурору Украины» от 08.11.2011 г., на 4 листах.

114. «О нарушениях жилищных прав сотрудников СБУ» (Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. С дополнениями и изменениями.) от 16.11.2011 г. на 7 листах.

115. Электронное письмо в АПУ, ВРУ и КМ «Необоснованные отказы – один из показательных критериев оценки эффективности работы госаппарата, глубины его коррумпированности и уровня профессионализма чиновников» от 22.11.2011 г., на 18 листах.

116. «О нарушениях пенсионного законодательства в Службе безопасности Украины» (Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. С дополнениями и изменениями.) от 09 декабря 2011 г. на 12 листах.

117. «Заявление Президенту, Премьер-министру и Спикеру» от 07.12.2011 г. на 4 листах.

118. Электронное письмо «К вопросу о правах человека» от 12.12.2011 г. на 1 листе.

119. «Заявление в ГПУ Пшонке В.П. и Кузьмину Р.Р.» от 14.12.2011 г., на 5 листах.

120. «Вопрос к Генпрокурору Украины и Председателю СБУ: Что это, как не законные основания для возбуждения уголовного дела!?» (Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. Других заявлений, обращений и писем. С дополнениями и изменениями.) от 14.12.2011 г., на 21 листе.

121. Электронное письмо «Права человека по-украински или законность есть народное стесненье, гнуснейшее меж всеми преступленье» от 26.12.2011 г., на 1 листе.

122. «Законные основания для восстановления Коробкова А.Г. на службе в СБУ» (Выписка из заявлений в Верховный Суд Украины от 01.12.2009 г., Президенту Украины от 27.03.2010 г. и Председателю Верховной Рады Украины от 14.09.2010 г. Других заявлений, обращений, писем и запросов. С дополнениями и изменениями.) от 04.01.2012 г., на 25 листах.

123. «Обращение к совести нации» от 14.01.2012 г., на 5 листах.

124. «Вопросы к пресс-конференции Премьер-министра Украины 20 января 2012 г.» от 19.01.2012 г., на 2 листах.

125. Электронное письмо Премьеру Азарову Н.Я. «О незаконной реакции на мои вопросы» от 21.01.2012 г., на 1 листе.

126. Электронное письмо Президенту Украины «К вопросу о свободе слова и правах человека» от 30.01.2012 г., на 1 листе.

127. Заявление Председателю СБУ от 08.02.2012 г., на 4 листах.

128. Сопроводительное письмо «К вопросу о бесправии, беззаконии и деятельности ОПГ» от 13.02.2012 г., на 1 листе.

129. Письмо Министру МВД Захарченко В.Ю. от 22.01.2012 г., на 2 листах.

130. “Facebook. Онлайн-диалог (03.02.12): Вопросы Премьер-министру Украины Азарову Н.Я.” от 03.02.2012 г., на 1 листе.

131. Заявление Президенту Украины от 08.02.2012 г., на 2 листах;

132. Заявление Председателю СБУ от 08.02.2012 г., на 4 листах.

133. «Краткое резюме Коробкова А.Г. (в рифме)» от 13.02.2012 г., на 1 листе.

134. Письмо АПУ (в СБУ) № 22/014801-26 от 14.02.2012 г., на 1 листе.

135. «Тезисы о реформе Службы безопасности Украины» от 01.03.2012 г., на 24 листах.

136. «Призыв к Премьер-министру о помощи» от 09.03.2012 г., на 3 листах.

137. Другие документы и материалы, в то или иное время поступившие в СБУ. (*10)

Если бы руководители и сотрудники такого уважаемого ведомства, как Служба безопасности Украины возжелали и попытались разобраться по существу, потянув хотя бы за одну ниточку, то клубок правонарушений развязался бы практически сам. А если бы взялись за все концы одновременно, то, думаю, уже давным-давно было бы раскрыто большинство очерченных преступлений и конкретные лица понесли бы заслуженное наказание. Констатируем: часть руководящего и оперативного (следственного) состава спецслужбы либо никогда не имела, либо уже давно утратила чувство реальности и персональной ответственности за принимаемые решения, за свою (включая противоправную) деятельность и преступную бездеятельность.

Председатели Службы безопасности практически 5 (пяти) «созывов» и их многочисленные заместители палец о палец не ударили, чтобы изменить ситуацию к лучшему, чтобы восстановить справедливость и мои права.

Не было сделано ничего. Или почти ничего. В ответ я получил огромное количество необоснованных отказов и других пустопорожних отписок, до краев наполненных чиновничьим словоблудием, бюрократической тавтологией и просто циничной брехней. А это уже тяжелая патология!

Данный факт лишний раз доказывает, что ни прошлыми, ни нынешними руководителями СБУ не предпринималось и не предпринимается абсолютно ничего, чтобы ликвидировать в работе Службы все негативные тенденции, локализовать их отрицательные последствия, пресечь противоправную деятельность своих подчиненных, а также ликвидировать условия и предпосылки, их порождающие.

Наоборот, активизировался процесс моей травли, а преследования становились много циничней и масштабней!

Среди должностных лиц СБУ, которые не стеснялись и не боялись «засветиться», создавая ведомственные фальшивки и подписывая насквозь лживые ответы на мои заявления, на депутатские запросы, на письма из Администрации Президента Украины, на запросы из Верховной Рады Украины, из Генеральной прокуратуры и прокуратуры г.Киева, были следующие (*11):

- Белов О., зампред СБУ;

- Куркин М., зампред СБУ;

- Коновалов И., зампред СБУ;

- Герасименко Н., зампред СБУ;

- Породько В., зампред СБУ;

- Химей В., зампред СБУ;

- Рокитский В., зампред СБУ;

- Яремчук В., начальник 9 Департамента СБУ;

- Антонюк В., зам.начальника 9 Департамента СБУ;

- Чернухин А., начальник АХУ 9 Департамента СБУ;

- Семенченко А., начальник Главной инспекции СБУ;

– Грицак В., начальник ГУ СБУ по г.Киеву и К/о, зампред СБУ;

- Галамазов В., зам. начальника отдела кадрового обеспечения ГУ СБУ в г.Киеве и К/о;

- Кмита А., начальник ДКЗЭГ СБУ;

- Порайко В., 1-й заместитель начальника ДКЗЭГ СБУ;

- Сытник С., в.и.о. начальника Главной инспекции СБУ;

- Федирко В., помощник Председателя СБУ по режиму – начальник Управления;

- другие «замечательные» личности и «выдающиеся» должностные лица Службы безопасности Украины, которые являлись авторами, давали соответствующие указания по созданию и распространению фальшивок, а также тупо подписывали сфабрикованные документы, предназначенные для внутреннего пользования и передачи в другие государственные ведомства.

К категории «других» с чистой совестью и вполне обоснованно необходимо отнести также таких высших должностных лиц спецслужбы, как бывшие зампреды, а в последствии и Председатели СБУ Дрыжчаный Игорь Васильевич и Наливайченко Валентин Александрович. Они хоть и не подписывали сами позорные отписки в мой адрес, но, им хорошо было известно о моей непростой ситуации и о моих попытках восстановить справедливость. Вместо содействия оба высокопоставленных военных чиновника всей имеющейся у них властью противодействовали восстановлению моих, уничтоженных их же подчиненными, конституционных прав, свобод и законных интересов! Более того, в период их «правления» жалкие остатки моих уже растоптанных основополагающих прав человека и гражданина Служба безопасности сотоварищи продолжала активно уничтожать и далее!

Имеются все законные основания утверждать, что, по крайней мере, часть совершенных против меня преступлений, была организована и проведена в жизнь, если и не по прямому указанию, то в любом случае с молчаливого согласия высшего руководства СБУ.

Все это приводит к тому, что сегодняшняя спецслужба превратилась в идеализируемый в глазах общественности самый настоящий мираж, миф, созданный многочисленными телешоу, с очень затратным механизмом (как и вся правоохранительная система вцелом). Она поступательно эволюционирует в сторону, противоположную здравому смыслу. От декларируемого прогресса к прогрессирующему регрессу. Непрофессионализм одних, преступная халатность других, трусливая бездеятельность третьих и злой умысел четвертых объективно привели к моральной, правовой, оперативной и следственной импотенции, звиняйте за грубе слово, к полной деградации сегодняшней Службы безопасности Украины. Где во главу угла поставлен не Закон и Право, а правовой нигилизм и чиновничий беспредел, нашедшие свое выражение в изначально незаконных приказах и явно преступных указаниях. «Что угодно императору, имеет силу закона». В этой древнеримской правовой норме отражено сегодняшнее «генеральное» отношение к себе и своей работе у целого ряда доморощенных «небожителей» из СБУ и других силовых структур. А подчиненные сведены (или «опущены») до уровня tenuiores и humiliores (т.е. низших), вроде и свободных, но фактически бесправных.

Будем надеяться, что данная опасная и разрушительная трансформация коснулась лишь части личного состава спецслужбы. Наименьшей ее части…

В результате такого последовательного и укоренившегося отношения «романтиков с большой дороги», извиняюсь, «рыцарей плаща и кинжала» к своим профессиональным обязанностям, к Закону и Правам человека, ничего не предпринималось и не предпринимается для того, чтобы восстановить мои конституционные права, свободы и законные интересы, так цинично и безнаказанно попранные Службой безопасности по вине ее коррумпированных должностных лиц, под корень уничтоженные штатными проходимцами и «оборотнями» из спецслужбы. Наоборот, и далее возрастает активность, агрессивность и масштабы травли и преследований. В отношении меня, моей семьи и моих родственников.

* Отсутствие адекватной реакции на негативные процессы, протекающие в самой спецслужбе, а зачастую и их прямое поощрение приводит к тому, что наносится значительный ущерб непосредственно и самому институту государственной безопасности Украины во всех сферах жизнедеятельности государства и общества.

* * *

За прошедшие годы, пытаясь восстановить свои уничтоженные под самое основание конституционные права, свободы и законные интересы, официальными каналами и электронной почтой я огромное количество раз обращался практически во все высшие государственные институции. А именно:

а) В адрес СБУ по самым скромным подсчетам поступило более 137 заявлений, обращений, депутатских и информационных запросов, «Открытое письмо» и т.д. /и не по одному разу/.

б) На имя Президента Украины было отправлено 84 заявления, обращения, «Открытое письмо» и др.

в) Верховная Рада Украины получила 77 документов — заявлений, обращений и писем.

г) В Генпрокуратуру направлялось не менее 59 заявлений, запросов ВРУ, писем и других документов.

д) Национальный банк Украины получил 3 заявления, 1 письмо из ГПУ, 1 депутатский запрос, 5 запросов на информацию, 4 электронных письма и «Публичное письмо Генпрокурору Украины».

е) В Кабинет Министров Украины доставлено 78 разных заявлений, обращений и писем, в т.ч. и «Открытое».

ж) Верховный Суд Украины получил 5 заявлений, 24 электронных письма, запроса и т.д.

з) Конституционный Суд Украины – 3 (три) обращения к Президенту Украины, 1 конституционное обращение, 1 запрос на получение публичной информации.

и) Министерство внутренних дел Украины – 68 тематических заявлений, обращений, «Открытое письмо» и т.д.

к) Уполномоченный ВРУ по правам человека – 35 письменных и электронных документов.

л) Главное контрольно-ревизионное управление Украины – 4 документа.

м) Управление госохраны Украины – 43 документа (и многие другие, что направлялись Президенту Украины).

н) Государственное казначейство Украины – 3 документа.

о) Высшая Рада Юстиции Украины – не менее 24 электронных писем и документов.

п) Совет национальной безопасности и обороны Украины – 2 документа.

Но воз и ныне там…

XIV. О правах человека и других важных аспектах…

27. а) Изложенное позволяет констатировать, что вся новейшая история Украины, ее многих государственных институтов, в т.ч. спецслужб, правоохранительных органов и других силовых структур, есть не что иное, как сплошное уголовное дело, к сожалению, до сих пор не доведенное до логического завершения. И в прямом и в переносном смысле.

Если же прибегнуть к историческим аналогиям, то сегодняшние украинские спецслужбы имеют много сходных черт и характеристик, свойственных некоторым аналогичным западным структурам. В частности, они имеют много общего с итальянскими специальными и правоохранительными органами послевоенного периода, т.е. с момента окончания Второй Мировой войны и до их реформирования в 80-х годах 20 столетия включительно. С «работой» на богатеньких импортных патронов и доморощенных мафиози, с предательствами, с выполнением политических, коммерческих и криминальных «заказов», с «внутренними и внешними» заговорами, с преступными сговорами уголовно-политического характера, покушениями и убийствами… Но, это уже совсем иная юридическая история, требующая отдельного и очень тщательного исследования, а может и полноценного расследования.

Главное, нельзя забывать, что ни один иностранный шпион, ни одна закордонная разведка не могут нанести такого огромного ущерба государству, как это могут сделать свои собственные, такие знакомые и родные, но сильно деградировавшие спецслужбы…

Инициативы проходимцев и деятельность дилетантов, облеченных должностными полномочиями, их разрушительная энергия и сметающая все на своем пути сила – это страшная вещь. Она опасна как для отдельных людей, так и для всего общества и государства вцелом. Если своевременно от них не избавляться или, хотя бы, не ограничивать их активность при помощи спасительно-усмирительной уздечки, то это может привести к непредсказуемым и страшным последствиям, которые сродни бомбардировкам ядерными, вакуумными или кассетными боеприпасами.

Не мешает и почаще вспоминать старую народную мудрость, которая гласит, недвусмысленно предупреждая: «Преданный дурак опаснее врага»…

б) С мнением о том, что в «танковых войсках» не все так хорошо и даже очень далеко от идиллии, описываемой на телевидении высшим руководством СБУ, согласны и украинские парламентарии.

Так, 17 декабря 2009 г. в Верховной Раде Украины был заслушан отчет Временной специальной комиссии ВРУ по вопросам реформирования Службы безопасности Украины. В нем, в частности, (очень скромно) указывалось следующее:

– В ходе работы комиссии была выявлена целая серия очень серьезных проблемных вопросов, относящихся как к деятельности, так к реформированию СБУ.

– Более эффективному функционированию СБУ препятствует ряд существующих острых проблем и опасных кризисных явлений, связанных, прежде всего, с затяжным процессом реорганизации Службы, хроническим недофинансированием и снижением уровня социальной защиты сотрудников СБУ.

– Установлено, что нуждается в неотложной корректировке и кадровая политика СБУ, прежде всего, в части подбора и расстановки руководящего состава спецслужбы.

– Излишняя милитаризованность Службы безопасности при катастрофическом падении уровня социальной защиты и профессионализма ее сотрудников.

– Отсутствие демократического цивильного контроля за деятельностью СБУ.

– Хроническое недофинансирование спецслужбы…

28. Уже долгие годы и чисто интуитивно и профессионально я чувствовал, что «случайно» попал на игровое поле крупных криминальных дельцов, тесно связанных с правоохранительной системой, в т.ч. и с СБУ.

Анализ всей имеющейся информации и конкретных фактов позволяет выдвинуть вполне обоснованное предположение — в недрах СБУ (а также в других силовых ведомствах и правоохранительных органах) до сих пор достаточно успешно, уверенно и нагло, сплоченно и целеустремленно, в условиях поразительной вседозволенности и абсолютной безнаказанности, действует хорошо законспирированная, широко разветвленная, крепко сплоченная, связанная круговой порукой и криминальным умыслом очень опасная ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНАЯ ГРУППИРОВКА (ОПГ). Возможно, она далеко и не одна, ну а криминальные рецидивы отдельных персонажей принимать во внимание здесь мы не будем.

Оппоненты, конечно же, поспешат заявить, что в Службе безопасности нет и не может быть никаких преступных формирований. Хорошо, пусть будет так. Но, в каком же ракурсе тогда надо рассматривать мою грустную и трагическую историю? Если принять утверждения оппонентов за аксиому, то вполне логично и закономерно назревает совершенной иной вывод – в «конторе» работают сплошные дипломированные неучи, бездарности и олигофрены с различной степенью поражения психики (идиоты, имбецилы и прочие дебилы). Понятно, что такое предположение было бы слишком уж смелым. Оно в корне неверно, разве что за некоторыми исключениями, постепенно переходящими в категорию устойчивой закономерности.

Одни любители легкой жизни пускаются во все тяжкие, отправляясь в «автономное криминальное плавание по степям Украины». То есть, совершают преступления преимущественно за пределами Службы безопасности, но с использованием ее «оружия, вооружения и боевой техники».

Другие специализируются на хищениях и присвоении внутренних ресурсов спецслужбы, на взятках, «курируя» сверхприбыльные участки распределения жилья и дачных участков, «хлебных» должностей, званий и наград. И так далее и тому подобное.

Представители и первой и второй групп для воплощения в жизнь преступных намерений зачастую прибегают к услугам добровольных и не очень помощников, а также подобных себе соучастников. Одни «соратники» используются «втемную», другие действуют вполне осознанно. Среди них могут быть как цивильные люди, так и коллеги по работе (в т.ч. и из иных силовых ведомств), и даже представители негласного аппарата спецслужбы.

К третьей группе можно отнести «сообщество вольных стрелков» из числа разрозненных по многим подразделениям спецслужбы прохвостов, которые совершают должностные преступления (преимущественно под «заказ») за «левый» заработок и разнообразные подачки: денежные премии и взятки, квартиры и дачные участки, различные льготы и поощрения, внеочередные звания, вышестоящие должности и незаслуженные награды, а также за нежную любовь и высокое покровительство своего продажного руководства.

Третья группа часто переходит в другую «более организованную стадию развития и существования» — четвертую. Итак, четвертая группа – это представители «сообщества вольных стрелков» перерождающихся во временные «группы по интересам». Они периодически вынужденно или по собственной инициативе вступают в сговор для совершения конкретных дисциплинарных и административных правонарушений, а также должностных/уголовных преступлений. То есть, в основе таких «творческих союзов» лежат сиюминутные не совсем законные и сугубо криминальные интересы.

Пятая группа самая опасная и наиболее законспирированная. Состоит она из руководящих проходимцев с «официально незапятнанной» репутацией и их сообщников. Как правило, это – «делегаты» политических образований, финансово-промышленных кругов, «теневого» сектора экономики и организованного преступного мира. Имеет практически неограниченные возможности для организации и проведения преступной деятельности под прикрытием и с использованием всего комплекса оперативных возможностей и материальных ресурсов спецслужбы. Берет под свое крыло периодически выявляемых преступных особей из первых четырех групп, которые на зависимой основе становятся наиболее преданными пособниками и активными исполнителями криминальных намерений и конкретных уголовных акций.

Об этом свидетельствует моя трагическая история, а также с завидной регулярностью вскрываемые факты преступной деятельности представителей Службы безопасности периода украинской независимости.

И причастна она (они) не только к преступлениям, совершенным против меня лично. Вполне вероятно, что ее (их) члены имеют прямое отношение и к некоторым другим до сих пор нераскрытым резонансным преступлениям.

За всеми негативными политическими и финансово-экономическими процессами, а также за крупными криминальными, до си пор не раскрытыми преступлениями стоят не просто отдельные криминальные «таланты», а так называемая «надстройка», состоящая из представителей новой/старой «элиты» украинского общества. Это – верхушка отечественной, фактически мафиозной структуры (структур) Украины, функционирующая (-щие) по принципам масонских лож и мафиозных кланов.

Используя реальную власть, значительные материально-финансовые средства и криминально-теневые ресурсы, доступ к кадровым назначениям, политическое влияние и тому подобное, как театром марионеток руководят всеми происходящими процессами, манипулируют высшими государственными чиновниками и целыми державными институтами (в т.ч. спецслужбами, правоохранительными органами, другими силовыми структурами, судебной системой и т.д.), оказывают нужное влияние на высшие державные эшелоны и местные органы представительской и исполнительной власти с целью реализации своих узко-клановых, далеко не благородных намерений и интересов. Вообщем, делают все, что им заблагорассудится, не гнушаясь банальным криминалом, в том числе и убийствами.

Об этом свидетельствуют имеющиеся конкретные характерные признаки:

– Практически ко всем без исключения резонансным преступлениям в той или иной степени, в той либо иной форме причастны представители силовых структур.

– Чувствуется достаточно высокий профессионализм организаторов и исполнителей резонансных преступлений и их специальная подготовка.

– Преступная деятельность профессионально организована, хорошо спланирована, достаточно обеспечена финансовыми ресурсами и материальными средствами, имеет прекрасное информационное сопровождение и, возможно, обеспечивается единым руководством, которое осуществляется из одного и того же центра.

– Фиксируется постоянная утечка информации, осуществляемая на систематической, периодической и разовой основе. Конечно же, не безвозмездная. «Слив» секретных сведений производится для: политических «патронов», властной «крыши», финансовой «кормушки», собственных «бизнес-партнеров» и криминальных «заказчиков». И так далее, и тому подобное.

– С целью обеспечения преступных акций качественной информационной поддержкой на объектов политических, коммерческих и криминальных «заказов» в силовых структурах на базе сфабрикованных материалов заводятся оперативно-розыскные дела, их «проводят» по контрразведывательным (разведывательным) делам, против них возбуждаются уголовные дела. А уже на этой основе получаются псевдозаконные санкции на проведение всего комплекса агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий, что позволяет контролировать каждый шаг будущих жертв и обеспечивать исполнителей конкретных преступлений нужными сведениями.

– С целью как можно сильнее запутать следы и обеспечить себя «алиби», сфабрикованный ОПГ «компромат» на объектов своего криминального интереса неоднократно запускается по кругу официальными каналами, через оперативных источников и коррумпированные связи. Целевая дезинформация в виде официальных документов и агентурно-оперативной информации годами «гуляет» из подразделения в подразделение одного ведомства, из одной спецслужбы в другую, из одного правоохранительного органа в следующий. Периодически уже в видоизмененном виде она возвращается к своим авторам и прародителям, которые с радостью запускают ее в работу снова и снова.

– Создаются иные, благоприятные для выполнения поступающих в ОПГ от криминала, бизнеса и нечистых на руку представителей власти «социальных /преступных/ заказав» условия, в т.ч. и по отстрелу неугодных лиц.

– Преступники имеют основательное прикрытие среди влиятельных политиков, народных избранников, высших государственных чиновников, представителей крупного промышленно-финансового капитала, руководителей силовых структур и судейского корпуса, а также среди «кардиналов» теневого «сектора» и баронов организованного криминала.

– В ОПГ из Службы безопасности входили ранее и входят сегодня как действующие, так и бывшие высокопоставленные должностные лица, а также более мелкие сошки из оперативных и неоперативных подразделений СБУ. Данный факт позволяет использовать в преступных целях весь потенциал спецслужбы. Причем, не привлекая к себе особого внимания.

– Организованная преступная группа, действующая в СБУ, имеет значительные агентурно-оперативные возможности, коррупционные связи и преступные контакты в других правоохранительных органах и силовых структурах, а также в криминальной сфере. Это позволяет ей достаточно качественно, результативно, эффективно и длительный срок совершать свои противоправные деяния, в т.ч. и чужими руками. Последнее призвано также служить обеспечению высокого уровня конспирации и гарантирует личную безопасность членов ОПГ.

– В случае поступления в СБУ оперативно-значимой информации, которая может нанести реальный, потенциальный и воображаемый ущерб членам ОПГ, их «заказчикам» и «крыше», сразу же активизируется работа по установлению всех носителей и поставщиков опасных сведений – конкретных агентов, доверенных лиц и их руководителей из числа оперативного состава. Затем организуется работа по блокированию их оперативной деятельности: компрометация, циничная травля и масштабные преследования, вывод за рамки оперативно-розыскного, контрразведывательного и следственного процесса, увольнение и даже физическое устранение, а также ликвидация всех негативных и других нежелательных последствий.

– Все нежелательные свидетели выводятся из поля зрения следствия: одних увольняют из правоохранительных органов или переводят на другую работу (относится к участникам оперативно-розыскного или следственного процесса); других наиболее проинформированных о криминальных событиях участников преступлений, в том числе из силовых структур, и случайных свидетелей ликвидируют физически; третьих – отправляют в места заключения, в т.ч. и по ложным обвинениям; четвертые погибают при фактически невыясненных до настоящего времени обстоятельствах либо умирают по якобы естественным причинам; пятым «помогают» скрыться (т.е. вынуждают это сделать) как на территории Украины, так и за ее рубежами.

– Свидетели и потерпевшие под воздействием извне начинают менять показания, отказываются от выдвижения обвинений по конкретным преступным фактам, начинают оговаривать непричастных к ним лиц и т.д.

– Негласные оперативные источники докладывают своим кураторам недостоверную информацию или явно фальсифицированные сведения. Такие данные они могут получать: от преступных контактов и коррумпированных связей «оборотней» из спецслужб и других силовых ведомств, в том числе и в результате проведения специальных оперативных комбинаций по доведению до них подобной информации; непосредственно от своих руководителей из числа нечистых на руку оперативных сотрудников, а также от следственных работников и т.п.

– Продажные сотрудники силовых ведомств сами изготавливают фальшивки в том числе и в виде агентурных сообщений от имени своих оперативных источников.

– Достаточно распространенным способом совершения убийства является отравление, а в качестве отравляющих веществ часто применяются тяжелые металлы. В большом ходу и «медикаментозное» отравление. Когда в качестве отравляющих средств используются фармакологические препараты, применяемые для лечения тех или иных заболеваний, за очень короткий срок распадающиеся в живых тканях и быстро выводимые из организма, что практически исключает их обнаружение при посмертных экспертизах. Чаще всего ставиться диагноз о смерти от тяжелого сердечного приступа, острой сердечной недостаточности или инсульта с кровоизлиянием в мозг.

– Большинство резонансных преступлений до сих пор не раскрыто, как не раскрыта и большая часть преступлений, совершенных против меня.

– По состоянию на сегодняшний день ни по одному из резонансных преступлений процессуально не установлены ни «заказчики», ни организаторы, ни реальные исполнители (за редким исключением).

– Организуется очень сильное противодействие тщательному и объективному расследованию преступлений. Причем, на самом высшем государственном уровне.

– Чтобы безболезненно блокировать работу по расследованию конкретных преступлений и параллельно снять с себя всякую ответственность важные сведения, документация и дела распыляются по разным подразделениям своего собственного ведомства и по разным силовым структурам.

– Реальная оперативная, официальная и процессуально задокументированная информация о преступлениях и причастных к ним лиц тщательно замалчивается, скрывается не только от общественности, но и от правоохранительной системы, а материалы, содержащие доказательную базу, уничтожаются.

– Когда отсутствует возможность уничтожения материалов, необходимых для своевременного и качественного расследования преступной деятельности, или это опасно, их по формальным признакам либо по абсолютно надуманным причинам засекречивают с присвоением соответствующего грифа секретности. Тем самым искусственно ограничивается доступ к ним. Все это маскируется требованиями норм действующего законодательства.

– Вместо поиска и тщательного документирования, оперативного и процессуального, достоверной информации о преступной деятельности физических и юридических лиц приоритет отдается кабинетной, показушной, имитационной, периодически перерастающей в массовую истерию на улицах и площадях, на экранах телевизоров и на газетных страницах, в актовых залах органов власти и управления «героический труд» с «заказными» материалами, с разнообразными документальными фальшивками и иной целевой дезинформацией.

– Блокируется работа по заявлениям граждан, под любыми предлогами не допускается оперативная и прокурорская проверка изложенных в них фактов противоправной деятельности, вскрытие и процессуальное документирование которых могло бы даже косвенно вывести на членов ОПГ, их «крышу» и «заказчиков». На потерпевших оказывается сильное морально-психологическое давление и прямое физическое воздействие. Имеющиеся у них сведения, документация и электронные базы данных с информацией о преступлениях негласно изымаются либо уничтожаются. В том числе и виртуальным способом.

– Силы и средства оперативных подразделений ориентируются на разработку изначально ложных объектов, в т.ч. и на оперативную разработку самих потерпевших (бывших и будущих), а внимание следственного аппарата отвлекается на расследование тупиковых версий.

– Когда отсутствует возможность самостоятельно выполнить «заказ» члены ОПГ, чтобы обеспечить выполнение поступившего «заказа» и постоянное получение информации в отношение объектов «отстрела», запускают документально оформленные фальшивки в иные компетентные органы. Информация о якобы совершении (на самом деле ни в чем не замешанными) «мишенями» преступлений запускается там в работу и начинается новый этап травли и преследований. В новом ведомстве дезинформация тоже начинает свое новое путешествие из подразделения в подразделение. И так до бесконечности. Причем, реально ОПГ продолжает контролировать весь процесс незаконной разработки, оставаясь за кадром и в безопасности.

– Процесс следствия по важным уголовным делам по абсолютно надуманным предлогам и искусственно созданным причинам целенаправленно затягивается на невообразимо длительное время.

– Следствие проводится исключительно по тем единичным эпизодам преступлений, которые скрыть уже невозможно. При этом упорно не замечаются и игнорируются все другие преступные факты, вскрытие которых может вывести на «генеральных заказчиков» и непосредственных организаторов.

– В Главном следственном управлении СБУ (также как в Генпрокуратуре, МВД и иже с ними) тихо «умирают» тысячи готовых к передаче в суд уголовных дел. Еще больше материалов по уже законченным досудебным проверкам пылятся в сейфах следователей, ожидая своей «очереди» для (возможной) переквалификации в криминальные дела. И перспективы для себя они не видят даже «за горизонтом». А ведь часть из этих дел и материалов вполне может претендовать на статус особо громких и чрезвычайно резонансных, расследование которых имеет огромнейшее значение для Украины. По сравнению с ними все известные предыдущие т.н. резонансные дела покажутся просто детским лепетом!

– Деятельность эффективно работающих отдельных сотрудников и целых трудовых коллективов СБУ (а также других силовых структур и правоохранительных органов) банально блокируется всеми возможными способами, оперативные и следственные подразделения разрушаются изнутри и просто ликвидируются по приказам свыше. Параллельно уничтожается эффективно действующий негласный аппарат.

– Организовывается искусственная имитация бурной деятельности спецслужб, правоохранительных органов и других силовых структур. Это – создание видимости активной оперативно-розыскной/контрразведывательной деятельности, процессуальной/следственной работы и судебной деятельности.

– При необходимости организуется масштабное манипулирование общественным сознанием, в том числе путем «заказных» периодических публикаций и разовых телесюжетов, изданием «тематических и автобиографических» книг, показом «документального многосерийного мыла» (телепередач).

– В обязательном порядке проводятся акции, направленные на манипулирование сознанием высших руководителей государства, властных структур, правоохранительных органов и судебной системы. Оно осуществляется, как правило, за счет организации лживых докладов и отчетов, «официальных» фальшивок и специально подготовленной целевой дезинформации, в т.ч. связанных с незаслуженными обвинениями в якобы совершенных преступлениях конкретных «объектов отстрела», рассылаемых в определенные державные институты и конкретным руководящим лицам, а также распространяемых через средства массовой информации.

– Ответственные должностные лица, замешанные в противоправной деятельности, старательно избегают подписывать любые опасные для них документы и материалы, «делегируя» это сомнительное право своим заместителям и другим менее значительным чиновникам.

– В целях обеспечения выполнения своих заведомо преступных приказов, особенно устных и отдаваемых подчиненным, не осведомленным в их преступной деятельности, руководящие проходимцы обосновывают (подкрепляют) их мифическими «указаниями свыше»: они ссылаются на вышестоящих начальников, на высшее руководство спецслужбы и даже на первых лиц государства.

– Различные «августейшие» особы и другие высокопоставленные «заказчики» так называемых резонансных убийств и других громких преступлений, в том числе и те, кто «верно служит царю и отечеству» в силовых структурах, в случае обострения сложившейся ситуации не могут (по крайней мере, всегда) сослаться на «выполнение приказа». Они ведь сами занимают руководящие посты и отдают приказы! Поэтому, они вынуждены искать и использовать иные возможности уклониться от персональной ответственности и избежать уголовно-процессуального преследования. К ним относятся:

* обеспечение правдоподобной «отрицаемости» какой либо причастности к преступлениям, всяческое отмежевание от них;

* обеспечение фальшивой «неинформированности» о преступлениях своих подчиненных, об их незаконной деятельности и бездеятельности;

* искусственное создание преступниками в погонах таких условий, которые позволяют им обвинять потенциальных жертв, в т.ч. и из числа своих же коллег, и уже «состоявшихся» потерпевших в своих же собственных уголовно наказуемых деяниях;

* передача заранее сфальсифицированных материалов о мифической незаконной деятельности на «объектов отстрела» в другие спецслужбы, правоохранительные органы и иные силовые структуры. Основные цели: завершить преступные намерения чужими руками, «перевести стрелки» на третьих лиц, остаться за кадром и, конечно же, избежать уголовной ответственности;

* продолжение контроля (после передачи материалов) за жизнедеятельностью объектов «оперативно-криминального интереса» на более жестком уровне конспирации и секретности, включая и незаконный, т.е. официально не санкционированный контроль. При этом, наблюдение ведется как за самим объектом, так и за его новыми разработчиками (которые, конечно же, не ставятся об этом в известность). В качестве дополнительных средств контроля используются также возможности частного сыска, службы безопасности коммерческих структур и представители криминального мира;

* использование других способов, форм и методов, достаточно подробно описанных в данном разделе заявления выше и в других его частях.

– Фиксируются масштабные, циничные и абсолютно безнаказанные нарушения конституционных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, в т.ч. и потерпевших по уже завершенным уголовным делам. При этом, преступная деятельность всячески маскируется под законную и «оправдывается», т.е. прикрывается нормами действующего законодательства.

– В общем, везде чувствуется один и тот же «мозговой сервер», «генеральный штаб» или «управленческий центр», куда стекается вся собранная информация и где окончательно обрабатываются все необходимые сведения, одна и та же руководящая рука, одно и то же организаторское начало, один и тот же преступный умысел. Имеются и многие другие общие проявления и признаки.

– В состав данной уникальнейшей ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППИРОВКИ, которая фактически с 2000 г. и по настоящее время в прямом и переносном смысле охотиться на меня и мое окружение, входят всем известные и остающиеся в тени, строевые и отставные, высокопоставленные и не очень, многозвездные орденоносцы и рядовые «шестерки» не только из СБУ. Свое «почетное» место там нашли отдельные деятели из ГПУ, МВД, ряда других силовых органов и иных государственных ведомств, а также «оскароносные главные казначеи и мелкие бухгалтеры» из НБУ сотоварищи. «Руки которых никогда ничего чужого не брали». Большинство из них имеют «официально незапятнанную» репутацию, различные государственные награды за «очень полезную» для страны деятельность и, параллельно, длиннющий шлейф должностных преступлений и иных уголовно наказуемых деяний, совершаемых в условиях поразительной вседозволенности. И, конечно же, до настоящего времени остающихся абсолютно безнаказанными.

Организованная преступная группа (группы) находится в состоянии «постоянной боевой готовности». «Оборотни» в любое время готовы работать на себя и всегда к услугам своих «звездных» патронов и «коронованных» боссов, «партийных бонз», финансово-промышленного «лобби», а также других богатеньких «заказчиков». Она (ОПГ) охватывает своими щупальцами практически все силовые структуры и другие госучреждения, а ее деятельность практически не зависит от смены власти, от партийной принадлежности и идеологических уподобаний высшего руководства страны. Просто меняется активность в ту или иную сторону, т.е. ОПГ функционирует в синусоидальном режиме.

Участникам преступной группы, другими словами – «оборотням» из СБУ очень повезло в 2004 г. Из-за недоработок ОСГ и благодаря их собственным усилиям им удалось ускользнуть из поля зрения следствия и суда. Тем самым ОПГ из Службы безопасности получила карт-бланш на продолжение преступной деятельности, в т.ч. связанной с моей травлей и преследованиями, с организацией моего морально-психологического и физического уничтожения.

Остается только предполагать, сколько же всего людей «работает» на эту ОПГ, сколько у «оборотней» «идеологических» соратников и «добросовестно заблуждающихся» помощников-медиократов.

Вся эта интригующая криминальная история безусловно представляет огромный интерес. Интерес оперативный, следственный и уголовно-процессуальный. Возможно и исторический. Но, для вскрытия организованного преступного формирования, действующего в недрах СБУ, требуются: реальное желание это сделать, грандиозные усилия участников оперативного процесса, профессиональная и качественная работа следственного аппарата. (*12)

На данном историческом этапе развития Украины и ее государственных институтов власти и управления изложенные выше устойчивые признаки функционирования организованных преступных групп можно рассматривать как общие, стандартные, унифицированные признаки наличия в тех или иных спецслужбах, правоохранительных органах и других силовых структурах ОПГ. Безусловно, с некоторыми изъятиями, добавлениями и определенными корректировками, исходя из специфики деятельности конкретного силового ведомства.

29. Необходимо подчеркнуть, что указанные негативные процессы еще не приобрели исключительно тотальных и глобальных масштабов и абсолютно необратимого характера, но предпосылки для этого имеются и весьма значительные. Особенно в тех подразделениях СБУ, где на руководящие посты время от времени просачиваются непрофессионалы, бездарности и явные проходимцы.

Еще сохраняются предпосылки и для позитивных изменений. Большинство личного состава Службы, все же (будем надеяться), не заражено вирусом коррупции и не имеет никакого отношения к преступлениям, описанным в моем заявлении. А знания и профессионализм, это – дело наживное. Нашлись бы только высококлассные специалисты, обладающие соответствующими знаниями и опытом, чтобы было кому и с кем ими сегодня делиться. И время. А вот оно-то катастрофически быстро уходит прочь. И данный прискорбный факт работает далеко не на пользу отдельного человека, всего общества и целого государства.

Но, еще не все потеряно. Необходимо в корне изменить кадровую политику, направить ее в правильное, т.е. в рациональное и профессиональное русло, отвечающее требованиям сегодняшнего дня и закону. Поднять на достаточный уровень финансовое и материально-техническое обеспечение спецслужбы. Создать соответствующие институты и отработать действенные механизмы контроля за деятельностью СБУ. А для этого нужна политическая воля высшего государственного руководства.

Еще есть время и база для кардинальных изменений к лучшему, но это не произойдет, если и дальше не вскрывать указанные выше недостатки, если и далее скрывать от общественности и собственного кадрового состава многочисленные нарушения законности и преступления представителей СБУ, которые, к сожалению, далеко не единичны. Нужно озвучить наиболее щепетильные дворцовые тайны СБУ криминального характера, по крайней мере, в правоохранительной и судебной среде.

XVI. Основные выводы.

Резюмируя изложенную в заявлении и в прилагаемых к нему документах информацию, коротко констатируем следующее:

* Основной причиной или, точнее, первопричиной моей многолетней травли со стороны проходимцев, окопавшихся в Службе безопасности Украины, и их сообщников из других государственных учреждений, как в период моей военной службы, так и после увольнения из СБУ, однозначно является качественное и профессиональное выполнение мною своих служебных обязанностей, достаточно высокий уровень результативности моей персональной деятельности в сфере контрразведывательного обеспечения безопасности Украины.

* В течение более чем 15 лет для обеспечения моей травли проходимцы из СБУ на системной основе и за счет госбюджета незаконно использовали весь агентурно-оперативный и оперативно-технический потенциал спецслужбы, ее материально-финансовые ресурсы, чем нанесли огромный ущерб государству и имиджу органов безопасности.

* Выведя меня из оперативно-розыскного процесса, лишив меня возможности трудиться на профессиональном поприще в контрразведке, не позволив применить свои знания и умения в разведке и других структурных подразделениях спецслужбы, проходимцы из СБУ и их патроны за ее стенами нанесли ущерб не только мне и моим близким, они нанесли ощутимый урон и институту государственной безопасности Украины, в первую очередь, на моем участке работы.

* В результате преступной деятельности проходимцев из спецслужбы и связанных с нею непрекращающимися стрессами мне лично были нанесены многочисленные и тяжелейшие морально-психологические травмы, что стало причиной значительного ухудшения моего состояния здоровья.

* Моя мать была доведена до практически неизлечимого и опаснейшего заболевания с нулевым процентом надежды на выздоровление и, как следствие, до наитяжелейшей операции с отрицательным коэффициентом шансов на выживание и последовавшей за этим инвалидности.

В дальнейшем нескончаемые стрессы и отсутствие должного лечения привели к прогнозируемому результату – быстрому рецидиву болезни и ее преждевременной смерти.

* Изложенная в моих заявлениях преступная деятельность представителей СБУ, НБУ и их соучастников в других государственных и негосударственных структурах нанесла ранее и продолжает наносить сегодня мне лично и всей моей семье в целом огромный, трудно оценимый и невосполнимый морально-психологический и материально-финансовый ущерб.

* Анализ необоснованных отказов из Службы безопасности и Национального банка Украины, результатов работы по моим заявлениям, обращениям, информационным запросам и письмам (их игнорирование рядом ведомств) в Аппарате Президента Украины, Верховной Раде Украины, Кабинете Министров Украины, Верховном Суде Украины, Генеральной прокуратуре Украины и в прокуратуре г.Киева, включая сюда Министерство внутренних дел Украины и Государственное управление охраны Украины, а также сложившейся вокруг меня значительно криминализированной, накаленной до предела и облаченной в мундиры правоохранителей обстановки дает серьезные основания утверждать, что по состоянию на текущий момент продолжает существовать реальная опасность совершения очередных покушений на мою жизнь и жизнь членов моей семьи. Имеется вероятность совершения против меня и других видов преступлений.

Причем, угроза исходит, в первую очередь, со стороны проходимцев из числа как действующих, так и уже бывших должностных лиц СБУ и НБУ (возможно, МВД, ГПУ, СВР и УГОУ с учетом активного /и пассивного/ участия представителей данных ведомств в моей многолетней травле), их пособников и соучастников, а также тех преступных элементов и целых структур, которые в свое время благодаря мне попали в поле зрения правоохранительных органов. И, конечно же, со стороны их «высоких» покровителей (и моих «заказчиков»).

А если учитывать мою довольно результативную деятельность именно на контрразведывательном поприще, то не исключена месть и со стороны некоторых крупнейших разведслужб мира. Месть, организованную через свою агентуру, безнаказанно действующую в Украине.

* До основания были уничтожены конституционные права, свободы и законные интересы членов указанной выше оперативно-следственной группы и их семей. Разрушили их карьеру, нанесли ущерб здоровью и имуществу.

До сих пор им угрожает реальная смертельная опасность. Кроме уголовного дела на моих бывших высокопоставленных коллег, они расследовали и другие резонансные преступления, в т.ч. совершенные должностными лицами МВД и НБУ. Причем, последние до сих пор пребывают на свободе, находясь под «защитой» еще более высокопоставленных государственных мужей.

* Проходимцы в погонах искалечили жизнь моим детям, исковеркали мою личную и семейную жизнь, разрушили карьеру, наплевали в душу, ликвидировали фактически мною созданное подразделение и уничтожили на моем участке работы отработанный в масштабах государства эффективный механизм противодействия иностранной разведывательной деятельности, чем нанесли также значительный ущерб и всей Украине в целом в сфере обеспечения государственной безопасности.

* Ни в Службе безопасности, ни в Национальном банке Украины до сих пор не желают восстанавливать справедливость и исправлять свои ошибки.

* Мои конституционные права, свободы и законные интересы, растоптанные должностными лицами СБУ, НБУ и их подельниками в других государственных учреждениях, до сих пор не восстановлены.

Меня вообще лишили права обладать какими-то ни было Конституционными Правами, Свободами и Законными Интересами!

* На все мои заявления в адрес указанных структур следует одна и та же реакция – насыщенные ложью, чиновничьей тавтологией и бюрократическим словоблудием отписки, которые в соответствии с законом имеют только одно единственное определение – необоснованные отказы.

* По состоянию на сегодняшний день должностные лица СБУ и НБУ сотоварищи продолжают совершать правонарушения, имеющие четкие определения в Уголовном кодексе Украины, целенаправленно уничтожая на корню остатки ранее ими же растоптанных моих конституционных прав, свобод и законных интересов.

* Долгие годы вплоть до настоящего времени проходимцы из числа должностных лиц СБУ и их соучастники создавали и продолжают создавать такие невыносимые условия существования для моей семьи, такое состояние отчаяния и безысходности, которые, по их замыслу, должны толкнуть меня на совершение неадекватных, с точки зрения закона, поступков. А это уже могло бы дать им повод привлечь меня к уголовной ответственности.

* Они также мечтали ранее и продолжают надеяться сегодня, что, испугавшись их преследований, я пущусь в бега (в т.ч. и за границу), и тогда можно будет снова на основании сфальсифицированных материалов обвинить меня в преступлениях, которые я никогда не совершал и совершать не собираюсь, чтобы я уже никогда не смог вернуться домой.

* Всеми своими силами проходимцы пытались сломать меня морально, раздавить психологически. Большие надежды они возлагали на то, что им удастся, взяв меня измором, поставить-таки на колени. Что, доведенный многолетней травлей до крайней степени отчаяния и безысходности, я брошусь к ним в ноги, стану умолять о помощи и у них появится возможность манипулировать мною так, как им заблагорассудится. В том числе: заставить отказаться от всех претензий и отозвать свои заявления; потребовать у меня в свое распоряжение как минимум часть денежных средств, которые причитаются мне по решению суда в качестве возмещения морального и материального ущерба, или вообще отказаться от них в пользу тех, кто их и похитил.

Расчет строился также на то, что я пойду в услужение к организованному криминалитету со всеми вытекающими отсюда уголовно-процессуальными и пенитенциарными последствиями.

* Я, моя семья и мое окружение стали жертвами беззакония, правовой анархии и правового беспредела, творящихся в Украине, причем по вине тех должностных лиц и государственных структур, которые как раз и обязаны стоять на страже Закона.

Я и мои близкие стали многолетними заложниками у главных составляющих криминогенной обстановки в государстве и обществе, в самих правоохранительных и специальных органах Украины, которые все чаще и чаще трансформируются в этакий «криминально-правоохранительный» симбиоз «защитников отечества» и «паханов». И чем дальше, тем труднее становится разобраться, чего же больше в некоторых подразделениях и целых структурах правоохранительной системы – именно правоохранительной деятельности или же наоборот, исключительно криминального беспредела.

* «Оборотни» из СБУ и их подельники за ее стенами, используя весь потенциал спецслужбы, ресурс других государственных институтов и негосударственных структур продолжают проводить против меня комплекс «агентурно-криминальных» мероприятий и акций непосредственного воздействия, направленных на: лишение моей семьи последних средств существования, жилья и прописки, лишение нас тем самым самых элементарных юридических прав, трансформацию нас в бомжей, а потом уже и уничтожение нас физически. В том числе сымитировав самоубийство, несчастный случай или смерть по природным причинам.

Наше физическая ликвидация явилась бы завершающей фазой устранения главных свидетелей ранее совершенных против нас же преступлений, в т.ч. и незаконное присвоение принадлежащих потерпевшим денежных средств.

Кроме того, они, тщательно маскируя свое непосредственное участие, создают такие условия, которые способствовали бы постепенному вымиранию всех потерпевших и свидетелей по естественным причинам, т.е от болезней и старости.

Именно такой в настоящее время и является широко распространенная, очень эффективная и достаточно безопасная для «заказчиков», организаторов и непосредственных исполнителей метода противозаконной деятельности (замаскированная под якобы законные действия) большинства «государственных» преступников, проходимцев от власти всех цветов и оттенков, направленная на уничтожение кому-то неугодных лиц и нежелательных свидетелей.

* Чтобы уклониться от гражданской, дисциплинарной и административной ответственности, а также избежать неизбежного уголовно-процессульного возмездия «высокоморальные», «высокообразованные», со специальной подготовкой, но и нечистые на руку доморощенные «Пинкертоны» из спецслужб и их пособники за ее пределами своими «героическими» усилиями создали такие условия, которые сделали невозможным защиту и восстановление моих прав, растоптанных до основания «оборотнями», в судебном порядке.

* Мне жизнь не в радость. У меня забрали Все, что могло помочь родным. Права, свободы, жизнь как в Рае, Все это — «избранным» одним. А судьи где? Где прокуроры? Где пресса? Где Гарант страны? Державой правят бездари и воры. Законы – сказка. Где они …

* Три генеральных составляющих плачевного состояния Украины, которые напрямую отразились на всей моей судьбе:

- поражающая своими масштабами коррумпированность до самого основания прогнившего государственного аппарата;

- не поддающиеся оценке, поразительные по глубине некомпетентность, непрофессионализм и невежественность многомиллионной армии дипломированных, но так и не доучившихся чиновников;

- врожденное или «благоприобретенное» жлобство, а также безразмерная жадность чинуш по-рождению, по-должности и по душевному состоянию.

* Все выше изложенное, а также информация, содержащаяся в прилагаемых документах, позволяют утверждать, что:

- в кадровой политике и в профессиональной сфере Службы безопасности Украины диагностируется моральная, правовая, оперативная и следственная деградация;

- потенциал спецслужбы и ее ресурсы сориентированы не на борьбу с потенциальными и реальными угрозами, которые представляют опасность для украинского народа и государства, а как раз против ни в чем не виновных представителей этого самого народа; борьба ведется с кому-то неугодными людьми, с нежелательными свидетелями чьей-то преступной деятельности, с чьими-то конкурентами и т.д., т.е. на поток поставлена работа по уничтожению в прямом и переносном смысле «объектов» профессиональных, политических, коммерческих и чисто криминальных «заказав»;

- указанная криминально ориентированная деятельность осуществляется как организованными преступными группами и целыми группировками, так и отдельными представителями служителей закона;

- масштабы противозаконной деятельности проходимцев из СБУ, НБУ и их соучастников, связанной с моей многолетней травлей, настолько велики, насколько и трудно оценимы;

- все противоправные деяния, в т.ч. явно криминального характера, имеют многолетний, масштабный, системный, злостный и циничный характер, осуществлялись они вполне осознанно и абсолютно безнаказанно;

- их качественная квалификация и количественная характеристика выходит за рамки не только обывательской оценки, такой объем и наглость правонарушений труден для восприятия даже многоопытными специалистами из правоохранительных, следственных и судебных органов;

- чтобы дать точную и профессиональную оценку незаконным деяниям представителей СБУ, НБУ и их сообщников необходимы огромный опыт и глубокие познания во многих сферах жизнедеятельности общества и государства, функционирования государственных структур, прежде всего, правоохранительных органов и спецслужб.

* Сегодняшняя Украина представляет собой плотно сплетенную паутину тотальной коррупции, где базовой основой являются облеченная государственной властью многомиллионная армия чиновников и народные избранники, борцы с преступностью из спецслужб, правоохранительных органов и других силовых ведомств, а также «верные приверженцы права и стражи закона» из судейского корпуса.

Именно поэтому в Украине, в державе, задекларировавшей себя демократическим и правовым государством, добропорядочному и законопослушному человеку невозможно законными же путями защитить имеющиеся и восстановить свои растоптанные основополагающие права. В первую очередь по той простой причине, что государственные органы, учреждения и структуры, призванные стоять на страже закона и интересов своих сограждан, сами повсеместно, масштабно, цинично, на системной основе и абсолютно безнаказанно попирают, уничтожая до основания, конституционные права, свободы и законные интересы человека и гражданина. Гражданина Украины!

Органы правопорядка и специальные службы Украины, вся ее правоохранительная система вцелом находятся сегодня в состоянии самого глубочайшего и чрезвычайно затянувшегося нокаута. А украинская Фемида далеко не слепа, ей просто очень и очень стыдно!

* Вся государственная система с ее до самого основания прогнившим государственным бюрократическим (чиновничьим) аппаратом, включая спецслужбы, правоохранительные органы, другие силовые ведомства и судебная система нуждаются в самом серьезном лечении. Кому-то из них очень нужна неотложная «госпитализация», кому-то требуется немедленная «реанимация», у некоторых обширная «гангрена» созрела уже до самой последней стадии, требующей срочной «ампутации», а кое к кому давно уже пора применить и принудительную «эвтаназию»… Простым «амбулаторным» лечением имеющиеся в государственной машине проблемы решать бесполезно.

«Ужель доселе не довольно? Весь этот ужас, этот бред…» (В.Я.Брюсов).

* * *

Примечания:

*1. Показательно в этом плане следующее. Сразу же после перевода в Академию СБУ из моего кабинета на Владимирской исчезли мое старое кресло и практически новый рабочий стол. Не исключено, что от мебели поспешили избавиться причастные к покушениям на меня лица, т.к. на ней могли остаться следы отравляющих веществ. Которые наносились на поверхность в виде аэрозолей.

*2. В унисон с изложенным звучат и неоднократные заявления 1-го заместителя Генпрокурора Кузьмина Р.Р., сделанные им в 2011-2012 гг. , в которых он утверждает, что вокруг дела Г.Гонгадзе подозрительно много трупов. Так, 24.01.2012 г., давая интервью «Независимому бюро новостей» Кузьмин заявил буквально следующее: «Помирали все своей смертью, но при странных обстоятельствах. Кто смертельно отравился, кто смертельно заболел, даже человек, который нашел труп Гонгадзе в Таращанском лесу – и тот умер».

*3. Как уже отмечалось ранее, именно в начале 2000 г. Коробкову А.Г. удалось выявить устойчивый канал утечки информации из Администрации Президента Украины, из Верховной Рады Украины, из других государственных учреждений и ведомств, в т.ч. военных и оборонных. И спецслужб!

*4. Что касается Коробкова А.Г., то в дальнейшем к процессу организации его травли и преследований активно подключились ГПУ, УГОУ, СВР, а с их подачи и представители целого ряда других государственных, коммунальных и коммерческих структур.

*5. Причем, не исключено, что кое-кто из них является агентом-двойником, т.е. лицом, которое одновременно работает на две или более иностранных разведок.

*6. Если быть точным, то «попахивает» специфическим душком из «Охранки» СБУ. «Жандармского департамента» - Департамента защиты национальной государственности и борьбы с терроризмом СБУ и его «5-го охранного отделения» в ГУ СБУ в г.Киеве и Киевской обл.

*7. Более подробно об указанной ОПГ смотрите далее в части 28 раздела «XIV. О правах человека и других важных аспектах…».

*9. Несколько «гиен-кукловодов» и разветвленная сеть их «шакалов-шестерок» вот уже два десятилетия крутят-вертят спецслужбами, правоохранительными органами да и высшим руководством страны как домашним /настольным/ театром марионеток! И выйти на часть из них можно, если проследить всю цепочку снизу вверх от конкретных оперативно-розыскных дел на Гонгадзе и Коробкова, которые велись в силовых структурах, до конкретных должностных лиц, которые инициировали их заведение. От них ниточка ведет прямо к «заказчикам» преступлений. По крайней мере, к некоторым из них.

С этой же целью крайне важно также установить и проверить всех без исключения первоисточников и реальных авторов т.н. первичной информации и явных фальшивок, которые в СБУ, ГПУ, МВД, СВР (ранее ГУР СБУ) и УГОУ ложились в основу справок и постановлений о проведении оперативных проверок и заведения на обоих потерпевших оперативно-розыскных, разведывательных, контрразведывательных и «охранных» (или как там их называют державные «бодигарды») дел.

*10. Не менее трети перечисленных выше документов (среди прочих других) получила и Генеральная прокуратура Украины. Реакции – «НОЛЬ»!

*11. Аналогично и неоднократно «отметились» также представители Генпрокуратуры. А именно: нач.гл.упр. М.Шорин, зам.нач.упр. М.Пап, ст.прокурор А.Кензир, нач.упр. В.Ковбасюк, зам.нач.упр. В.Мухин, зам.нач.отд. Ю.Спусканюк, нач.гл.упр. В.Дичаковский, 1 зам.генпрокурора В.Пшонка, нач.гл.упр. В.Билоус, зам.нач.упр. В.Паровой, ст.прокурор Л.Титаренко, нач.отдела Л.Милевич, зам.нач.упр.-нач.отдела Р.Романчук, ст.прокурор С.Витрук, прокурор С.Ефремов.. Зам.генпрокурора Р.Кузьмин просто не отвечал на мои заявления и письма. И сотрудники прокуратуры г.Киева: 1 зам.прокурора В.Молодик, зам.прокурора В.Горан, прокуроры В.Мохорук и С.Олиниченко.

*12. Выводы о том, что внутри СБУ действует ОПГ, конечно же, носят субъективный характер. Но! Они базируются на объективных факторах: на богатом контрразведывательном опыте заявителя, хорошем знании оперативной обстановки, в т.ч. и в самой спецслужбе, анализе сложившейся вокруг него насквозь криминализированной ситуации, а также на процессуально задокументированных фактах.

* * *

Вместо эпилога пара вопросов власть предержащим, руководителям спецслужб, правоохранительных органов и других силовых ведомств от великого Кобзаря:

«Де ж той світ? І де та правда?! Горе! Горе!...

Чи буде суд! Чи буде кара! Царям, царятам на землі? Чи буде правда меж людьми?» (Тарас Григорович Шевченко)

А.Г.Коробков

26.09.2012 г.

Комментарии  

 
#1 1CONSTANTINE1 28.09.2012 20:01
В заключительную часть публикации вкралась описка: следует читать не "ПРИМЕЧАНИЯ", а "СНОСКИ".
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

2008-2016 © защита прав - Портал потребителя "Глас Народа Украина". Все права защищены.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на http://glasnaroda.com.ua обязательна. При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка